Пираты-ниндзя-роботы-зомби

Роботы

Конструкты, настоящие машины, созданные предками ниндзя. Но при этом использовали не только науку, но и магию, когда сами захотели стать творцами. Возможно, они хотели использовать все доступные средства, но может быть по-прежнему не могут изжить в себе зависимость от творцов и всё пытаются подражать им.

Пираты-ниндзя-роботы-зомби: роботыПрошито ли это в их изначальной программе, в тех её строках, которые нельзя изменить, не уничтожив всю систему, или же они сами в процессе машинной эволюции додумались до такой доктрины, но роботы мечтают о мире во всём мире. Они хотят, чтобы всё было спокойно и разумно. К несчастью для них, единственный вид, жизнь которого хотя бы частично соответствуют этим требования, — их создатели. Остальные две фракции ни на что не годятся.

Сейчас они живут в нескольких больших технологических городах на западе. Именно роботы владеют самой развитой инфраструктурой, от дорог и транспортных средств до заводов.

Иерархия: технологическая (Запад). Вертикальная мобильность затруднена, но возможна. Нижние уровни практичны и компетентны. Чем выше поднимается робот, тем он больше отрывается от реальности. И тем больше окружает себя признаками статуса. Классы больше напоминают касты, касты во многом определяются изначальными свойствами программы каждой особи, но можно развиваться и прокачиваться, и втайне многие роботы из низов мечтают однажды войти в совет Величайших.

Роботы забирают у зомби специфические синтетические материалы, которые в большом количества производит только матка (первая матка и была живым заводом, но её создали слишком умной.). Из таких материалов частично состоят рядовые зомби, в большей степени — зомби-генералы. Именно ради этих уникальных материалов роботы и создали первую матку, её странная техномагия меняет свойства обычных веществ и получаются «алхимические», не существующие в природе. Конечно, роботы как-то обходились без этих ресурсов и до того, но теперь они познали волшебство необычных материалов и жаждут его. Сделанные из них вещи как будто обладают своей волей и могут помогать носителю. Ну или не помогать: не исключено, что именно такой вещью была деталь №016.

Роботы также используют слепки личностных матриц пиратов, чтобы разнообразить свою «интеллектуальную ДНК», создавать новые личности роботов, а не копировать всё время старые. Уникальный опыт сосуществования органического и синтетического создаёт удивительные и разнообразные новые подпрограммы в голове у пиратов.

Слабость роботов — их любопытство и желание получить вообще всё. Они лезут всюду, ими можно манипулировать, из-за комплекса неполноценности они всё время пытаются доказать, что они умнее всех. Также они могут быть предсказуемы из-за малой диверсификации личностей в сообществе. Зато они практически неубиваемы и отлично координируют свои действия. Зомби же могут смять их числом.

 

 

Путь детали №016

 

Билли Кривозуб, жалкий сплав тусклой, неухоженной плоти и разнокалиберных лоскутов металлопластика, восседал на высоком стуле. По барной стойке пробегала дрожь, когда Кривозуб бил по ней латунным кулаком; второй рукой, мелкой, зато полностью механической, он вцепился в стакан.

— Спрашиваешь, откуда эта красотка? — Он стукнул по нагрудной пластине, живой, мигающей сетью микросхем. — Видишь руну мастера? Штучная вещь, шедевр. Деталь №016. Ветреная дамочка, знающая себе цену. Такую не удержишь, а я смог. Мой счастливый номер.

Зубы у Билли и вправду торчали во все стороны, да к тому же были все разные: то острые, то плоские, то костяные, то алмазные. Старый поршень ходил туда-сюда в животе, и каждый мог это видеть через солидную дыру с оплавленными краями.

Билли казался именно тем, кем и был: потрёпанным ветераном. Не подходила ему только эта пластина.

— Чёрные погромы два цикла назад. Капитаны сговорились, послали к механоидам гонцов с миром. Восстановим договор, говорили на улицах, заживём. Детали, смазка, коды — всё как раньше.

— А те в отказ! — крикнул кто-то такой же пьяный и злобный, как Билли.

Кривозуб врезал по стойке:

— Драть их мехозады! В отказ! «Мы порядок, вы хаос». Мы дали им хаос!

— Помню, — голос Билли стал тише, — мы шли под чёрным парусом над четвёртым дистриктом, просыпались как спелые ягодки в шестьдесят шестой загон. Помню, пахло палёным пластиком, горела смазка, капал ржавый дождь, на сапог у меня налип кусок мехолица, и оно всё щерилось… Мы ворвались в центроузел, раздирали всех встречных. На одном сияла она, — он машинально коснулся детали. — Я опешил. Мех хватал меня за ноги, умолял, а я видел только её. Спросил, откуда она. Мех ронял слова как мелкий горох: реликвия, старая работа, передавали от меха к меху, наследство… пока он болтал, она жгла мне сердце. Слишком она была хороша для того куска мусора. И я взял её себе.

Он замолчал, кивнул своим мыслям и вдруг заорал:

— Эй, за хаос, ребятки! За нас!

Дружный рёв раздался в ответ.

Часом позже Билли выполз на задний двор, чтобы пустить масляную горячую струю, и тут его сбили с ног. Жадные руки шарили по груди, вырывая с мясом пластину, а он, старый и пьяный, не мог её защитить.

Ветреная деталь №016 в очередной раз сменила хозяина.

 

Страницы ( 5 из 8 ): « Предыдущая1 ... 34 5 678Следующая »