Занзибу

Мы одновременно сделали шаг вперёд, и преисполненный жара ветер подхватил и понёс нас сквозь молнии и завывающие вихри, туда, где над берегом сиреневой реки вставало новое солнце.

***

…Мы шли по бездне… не знаю я, сколько мы шли. Мы были здесь уже очень долго. Я всё придумывал новые события — спасение невинных, встречи со злодеями, даже парочку любовных приключений (и для героя, и себя не обделил), и это было совсем как в детстве: фантазии не было конца. А я ведь сумел прочно позабыть уже, как это было здорово, не заботиться о композиции и построении сюжета, о том, как «обсосать» заданную тему, забить на то, что «герои не должны говорить одинаково», вообще не думать ни о чём, кроме одного: что же будет дальше? Куда ещё занесёт нас судьба, в какое причудливое место мы попадём, с какими странными людьми встретимся, как из всего этого мы выберемся и какие выводы из этого сделаем. Я просто был самим собой, и кажется, вернулось ко мне что-то, о потери чего я даже не подозревал.

Описывать наши приключения я не возьмусь. Многих не помню, всё-таки это были импровизации, о других говорить не хочу, это почти личное, ну и кроме того — мне же нужно вписаться в формат. Попасть в эти пресловутые сорок тысяч знаков, а ещё лучше — и того меньше. По себе знаю, каково это читать длинные рассказы на конкурсе. Читаешь, читаешь, и всё думаешь: да когда ж оно, блин, кончится? Придумывать веселее, чем читать, а воплощать придуманное — и подавно.

Скажу лишь, что бездна воображения была… такой, какой я себе её представлял. Любой. Бесконечной. Опасной. Полной событий. Изменчивой. Это было лучшее время моей жизни. Я даже забыл, что мы вошли в неё, чтобы однажды её покинуть.

Но вот настал день, когда на привале Одиночка вдруг сказал мне:

— Ты должен закончить историю, Занзибу.

— Какую историю? — не понял я.

— Мою, разумеется.

— Зачем? Нам же и так весело.

Он кивнул, а потом показал на восток. Там вставала пурпурная, стреляющая молниями тьма.

— Мы слишком долго здесь находимся. Тот, кто послал за тобой охотника, всё-таки нашёл упущенную добычу.

— Так охотник не сам по себе? — с любопытством уточнил я.

— Нет, у него есть хозяин.

— Ладно, давай тогда просто выберемся из бездны, как собирались когда-то, — протянул я. — Хотя жалко, столько всего ещё не рассказано…

— Это и есть выход, — помолчав, неохотно пояснил Одиночка. — Выход — это конец истории. Ты должен её закончить.

Наступило молчание, а потом я сказал, стараясь не выдавать эмоций:

— В конце этой истории ты умираешь. Так заканчиваются все истории про героев.

— Я знаю, — кивнул он. — И я уже давно готов к этому. Закончи историю, Занзибу, иначе мы оба станем песком в бездне воображения.

Пусть он был готов, а я — не был. Совсем не был. Наверное, поэтому я не додумал финал тогда, в детстве. Мой первый герой — и вот так вот просто взять и убить его? Я не решился сделать этого тогда, а уж теперь, когда он не был просто нарисованным человечком, а стал живым, настоящим и моим другом, — теперь и подавно не смогу.

Он больше не поднимал эту тему, мы шли дальше, но тьма никуда не делась. Она приближалась к нам с каждым днём, тянула пурпурные щупальца и касалась наших сердец. Приключения стали печальнее и тяжелее, и уже с большим трудом их разрешение можно было назвать счастливым концом.

И настал день, когда мы оглянулись назад и увидели, что армия демонов идёт за нами попятам, а над ними сверкают фиолетовые молнии.

— Время вышло, — сказал Одиночка невозмутимо. — Я сражусь с ними.

— Постой! — я лихорадочно соображал: армия демонов, последний бой, кажется, этот финал я придумал давным-давно. — Я автор этой истории, и я могу изменить её.

Одиночка кивнул и улыбнулся мне. Он давно понял, что его улыбка больше меня не пугает, и теперь улыбался по-настоящему, как любой другой человек.

— Сделай, что сможешь, — сказал он. — А я сделаю то, что должно. Тьма тебя не получит, мой друг.

Я отступил на шаг, а он — ринулся в бой под рычание и визг приближающейся армии. Я уже открыл рот, чтобы крикнуть что-то подбадривающее, но вдруг ледяная рука перехватила моё горло, и я услышал шёпот:

— Вот он, наш-ш писатель. Весь в бесплодных и несбыточных мечтах о лучш-шей доли.

Я извернулся, холод соскользнул с моего горла, но тьма только захохотала и окружила меня, сковывая по рукам и ногам, проникая в сознание. Теперь её слова звучали у меня в голове, мешали думать: «Но ты же хотел быть знаменитым писателем? — смеялась тьма. — Нилом Гейманом, например? Давай же я осуществлю твою мечту».

Я яростно затряс головой и прохрипел что-то отрицательное.

«Так зачем же ты ел зелёную дверь? — тьма заговорила доверительно. — Зачем отправился в бездну воображения? Если не хотел исполнить свою мечту?»

Зачем? И в самом деле, зачем я сделал всё это, зачем оказался здесь? Что двигало мною всё это время?

Тьма, наверное, полагала, что я не знаю ответа, но оказалось, что я знал. Теперь — спустя все эти истории, я знал ответ. Почему-то это ослабило хватку ледяных колец, и мне стало чуть легче дышать и думать.

— Я подожду, никуда ты от меня не денеш-шься, — пообещала тьма и отступила. — Такие, как ты, всегда возвращаются ко мне.

Я тут же забыл о ней: я увидел, как яростно сражается Одиночка, не щадя ни одного сгустка зла. Не обращая внимания на раны и боль, он бросался на демонов снова и снова, и они гибли один за другим.

Я должен был помочь ему, создать финал, где всё заканчивается хорошо. Но ощущал только пустоту в мыслях. И чувствовал я себя двоечником Петестукиным, неспособным нести ответственность за собственные глупые ошибки. Взгляд Одиночки умолял меня довести дело до конца, закончить историю, я видел, как всё медленнее он двигается, как всё труднее ему даётся следующая победа, видел кровь — и красную, и чёрную, пропитавшую его одежду, но будто впал в ступор. Голова отказывалась соображать, я никак не мог создать другого финала, кроме того, что задумал ещё в детстве.

И в последний момент я понял: нет никакой ошибки, нечего исправлять. Другого финала не будет. Его не может быть. Все истории про героев заканчиваются одинаково, и вопрос лишь в том, как много тьмы герой сможет перед этим отправить на тот свет.

…Последний демон соскользнул с катаны Одиночки и растворился, ушёл в давно почерневшую землю. И Одиночка тоже соскользнул вниз, упал на колени и бессильно уронил руки, уже не в состоянии держать меч.

Я почувствовал, что свободен: исчезло то, что годами душило меня, сидело в моих мыслях, лежало на душе камнем. Я услышал разочарованное шипение тьмы за спиной. Кажется, больше я не был ей нужен.

Я бросился к своему герою, чтобы увидеть, как погаснет его суровый взгляд. На прощание он даже пытался что-то сказать мне, но я ничего не понял. Не было ни пафоса, ни красоты в этой сцене, просто грязный, покрытый кровью человек уснул на поле своей последней битвы. И так же ушёл в землю через мгновение, только остались лежать его катана да амулет. Маленький гранитный камушек, как будто с берегов залива. Я сжал его в руке и зарыдал.

Вздрогнула земля, сверкнула молния на небе — на этот раз белая, и пространство вокруг треснуло и осыпалось, как разбитое стекло, а я оказался у себя дома, сидящем на полу перед тем местом, где мне привиделась зелёная дверь. Не было никакой двери, конечно же, только лежала рядом старая книга с выцветшей обложкой и рванными, жёлтыми страницами — совершенно пустыми.

***

Вот так я съел зелёную дверь, побывал в шкуре Нила Геймана, пусть и недолго, и путешествовал по ландшафтам бездны моего воображения. И не буду врать: это в самом деле меня изменило.

Вы, наверное, думаете, что в итоге я заделался великим писателем, исполнил свою детскую мечту, наплодил бесконечных книжек и снял по ним сериал на «HBO»? Думаете, это одна из таких историй?

Вовсе нет.

Я же узнал ответ. Так что забросил я это дело. Забыл тронную речь, оставил конкурсы, потерял пароли. Ну это всё к чёрту.

Я стал нормальным. Так что не будет никаких выводов о природе творчества и упрямстве, созидающем чудесный путь наверх. У меня теперь другая жизнь, пока не знаю, лучше ли предыдущего варианта, но уж точно не хуже.

А всё, что у меня осталось от прошлого, — саднящее чувство ненужной никому завершённости и гранитный камешек на кожаном шнурке.

 

Страницы ( 6 из 6 ): « Предыдущая1 ... 45 6