Клетка открыта

BoCПод куполом блуждали огоньки. Закручивались в спираль зелёные, синие чертили меандры, красные складывались в созвездия, и взгляда было невозможно от них оторвать, так заманчиво мигали они на тёмно-серой ткани шатра.

Неона застыла на верхней ступеньке, захваченная танцем огоньков, и стояла так, задрав кудрявую голову, слегка приоткрыв рот, затаив дыхание, пока в спину её не толкнули идущие следом. Тогда только она отвела взгляд, вздохнула и спустилась к арене.

Билет на представление Неоне достался как утешительный приз — шести очков не хватило в тире. Она рассчитывала на большого розового зайца с почти человеческими глазами; она знала такие игрушки: если нажать им на лапу, то из брюшка польётся хрипловатая мелодия. Неона как раз проходила мимо тира, когда заяц запел о любви к приключениям и пиратских шхунах, затонувших у побережья Кубы. В присвисте крошечного динамика слышался вой морских штормов. Дурацкая песня. И всё же звучало в ней обещание чудес, которые никогда не случаются со взрослыми людьми.

Но теперь у Неоны в руках был билет во второй ряд маленького шапито — на «Тайную магию Вениамина Серого». Спасибо, что не «Гэндальфа».

Она хотела провести последний день отпуска как-то по-особенному, поэтому и оказалась в луна-парке на окраине, продуваемом ветром с побережья, засыпаемом мелким, назойливым дождём. Она искала то, что переживала в детстве, когда её уносили всё выше и выше американские горки, когда сладкая вата не казалась ещё проводником диабета, а дешёвые фокусы выглядели истинным волшебством. Неона хранила воспоминания об этом многие годы, и вот теперь, может быть, всё испортила.

Ведь луна-парк не был страной чудес.

Она уселась на жёсткое, вытертое сидение скамьи, расправила на коленях подол короткого серого платья и сгорбилась. Под куполом всё ещё танцевали огни, она видела их краем глаза, но поднимать голову больше не хотела.

Зрителей было совсем мало: напротив — мальчик и девочка в аккуратной, немаркой школьной форме; на последнем ряду — гогочущие юнцы в облезлых кожаных куртках. Она машинально дёргала плечом, когда оттуда доносился очередной взрыв хохота. И были ещё несколько человек, которых даже не хотелось разглядывать.

Медленно погас свет, и пространство окрасилось в синий, зелёный, красный, лучи переплетались между собой, проходили друг через друга, оставаясь всё такими же чистыми и яркими. Неона не удержалась, бросила взгляд вверх: теперь пляска огоньков была полна первобытной радости, а откуда-то послышалось тихое, ритмичное постукивание. Она не могла понять: то ли действительно за кулисами бьют в барабаны, то ли ей это мерещится.

— Почтеннейшая публика!

Голос, раздавшийся в цветной тьме, был зычным и низким. Посреди маленькой арены, быстро заполняющейся дымом, появился высокий человек с мощным торсом, короткими ногами и непропорционально длинными руками. Он развёл их в стороны, выпятив грудь, на его вытянутом лице с крупными чертами и большим мясистым носом застыла дружелюбная улыбка. На человеке был тёмный облегающий костюм; блики от огоньков устроили чехарду на высоком блестящем цилиндре.

— Добро пожаловать на сеанс тайной магии!

Усталый работник уже выкатывал на арену классический чёрный ящик фокусника — на большой подставке, в которой, конечно же, имелось тайное отделение.

— Я продемонстрирую вам величайшей чудо! — Улыбка не сходила с лица Вениамина. — Любой из вас сможет испытать его на себе! Но прежде, дабы развеять ваши сомнения, я совершу чудо над тем, кому за это платят!

Юнцы снова загоготали, но их смех потонул в оглушительной музыке, грянувшей со всех сторон. Проходя сквозь тело Неоны, звуковые волны порождали дрожь.

Работник поклонился на разные стороны, а потом устало полез в ящик. Не говоря ни слова — да и расслышать его всё равно никто бы не смог, фокусник ловко раскрутил ящик и пронзил стенки трижды тонкими шпагами. Неона не успевала заметить, откуда же он их выхватывает, и прониклась к Вениамину лёгким уважением: ловкости рук ему всё-таки было не занимать.

Она знала наперёд, что будет дальше: фокусник откроет ящик, а тот окажется пуст. Работник к тому времени скользнёт через люк в потайное отделение, сожмётся в комок, проклиная убогую работу. И Вениамин действительно ухватился за дверцу обеими руками и открыл её с видимым усилием, будто не распахивал недавно, поддев одним пальцем. Неона могла поклясться, что в цветном свете на лбу фокусника блеснул пот.

Ящик не был пуст. Там был человек, пронзённый шпагами — одна прошла через рёбра справа и вышла через живот, вторая проколола левую ногу, а третья — это было самое страшное — попала точно в горло, и он висел на ней, обмякнув, уронив голову на плечо, и почему-то всё ещё шевелил губами. Струйка крови вытекала из уголка рта, и подёргивались пальцы, скребя стенку ящика.

В один миг стихла музыка, замолчали люди. Неона ощутила тошноту: фокус пошёл не так. Уставший работник забыл, что он должен сделать, не успел, остался внутри и…

Она хотела бы закрыть глаза, но почему-то не могла. Она всё смотрела на руку этого человека — на дрожащие пальцы, на отчаянную попытку умирающего тела отменить случившееся, на тёмную жидкость, вытекающую на арену тонкой струйкой… потом маг захлопнул дверцу и раскрутил ящик снова, вынимая шпаги — их лезвия были влажными и красными. В полной тишине слышался скрип винта, шорох металла о картон и тяжёлые, шлёпающие звуки изнутри ящика…

Вениамин остановил вращение и снова открыл дверцу легко, как сделал это в первый раз. В воздухе повисла высокая, светлая нота — флейта повела мелодию, когда работник спокойно шагнул вперёд. На его одежде запеклась кровь — ещё секунду назад свежая, но сам он был, кажется, совершенно цел. Поклонившись, он сделал шаг назад и исчез в дыму.

На лице мага вновь засияла улыбка:

— Есть ли желающие испытать на себе столь опасное чудо?! Есть ли смельчаки в этом зале?! Не упустите шанс, единственный шанс в этой жизни! — взывал он, скользя взглядом по рядам. Огоньки, будто отвечая на его слова, наперегонки мчались по стенкам шатра.

Неона поняла, что тянет руку вверх. Конечно, она и не думала, что её выберут, тут в зале наверняка сидит подставной; она не думала также, что готова к этому — зависнуть пронзённой тремя клинками во тьме. Скорей всего, она не думала вообще ни о чём, она как будто смотрела на саму себя со стороны. На то, как повинуясь кивку Вениамина Серого, поднимается и перебирается через первый ряд, перешагивает через низкое ограждение арены и оказывается в центре, у самого ящика.

Она увидела в этот миг лица остальных зрителей — изумление, недоверие, непонимание. Наверное, они все решили, что подставнаяона, и от этого ей стало весело. Она-то знала, что сейчас всё по-настоящему.

Она посмотрела на фокусника: по его лицу действительно скользили капли пота, что бы он ни делал, то был настоящий труд.

— Позвольте отвести вас туда, куда вы хотите попасть, — произнёс маг вполголоса, так, что услышала только она.

Он подал Неоне руку и помог забрать в ящик. Медленно закрыл дверь, не сводя глаз с её лица. «Всё будет, как должно быть», — она не поняла, была ли это её мысль или его. Дверь закрылась, наступила тьма.

Ящик внутри пах подсыхающей кровью. Неону снова затошнило, и тогда она вдруг вернулась в себя: поняла, где она и что делает, и страх окатил её ледяной водой.

Она отчаянно упёрлась в дверь, но та не поддавалась. Тогда Неона закричала и замолотила кулаками по стенкам ящика, и как будто в ответ ощутила вращение — фокус начался.

Неона ударила ногой по дну, но никакого потайного отделения там не было. Она в отчаянии скользнула по стене, скорчилась — насколько позволяло тесное пространство… и застыла. Теперь не будет ничего, подумала она, ничего и никогда. Так это и работает. Мысли в голове путались, как перед сном.

Тьма окрасилась синим. Маленькая искра скользила вокруг Неоны, чертя в воздухе символы, значение которых ей было неясно. А потом раздался тот самый звук — металла, прошивающего картон…

 

Страницы ( 1 из 5 ): 1 23 ... 5Следующая »