Переход через Хелькараксэ — 16

Цикл статей о невиртуальности, телесности и наблюдателях.
Глава «Разум. Невиртуальность», §2, начало:

«…Современные истории сделали виртуальное реальным (невиртуальным) уже сейчас, в настоящем, хотя на самом деле это должно произойти в будущем: истории заставили людей поверить в то, что это принципиально возможно. И теперь то, что ещё не случилось (включая детали, которые не случатся никогда), то, что находится в будущем, влияет на наше настоящее. Потому что мы знаем, что оно возможно, а значит должны учитывать его при принятии текущих решений…

…Взаимодействуя с фотографией, сознание человека способно создать, удерживать и разделять с другими некую виртуальную реальность. Причём для группового эффекта даже не обязательно наличие группы тесно связанных между собой людей, одновременной групповой динамики; порой вполне достаточно, чтобы меметический образ уже существовал, пребывал в информационной поле общества.

В 1977-1980 Синди Шерман (Cindy Sherman) сделала серию фотографий в стиле «film stills» — кадров со съёмочных площадок, причём площадок фильмов 50-х годов. Она представляла различные типажи женщин, принятые в кино; парадокс этих фотографий в том, что Синди Шерман не пыталась добиться полной иллюзии старых фотографий. Она выдумала фильмы, актрис и сценарии, и представляла их в несколько нарочитой и в то же время неконкретной манере. Не было точной проработанных деталей — лишь несколько ярких, чуть утрированных акцентов, и была некоторая небрежность, вплоть до того, что в кадр попадали шнуры от студийного освещения и фототехники — Шерман не позволяла забывать, что является и фотографом, и моделью на фотографиях. Однако, несмотря на всё это, люди «узнавали» образы, а некоторые даже утверждали, что узнают и сцены из фильмов, хотя фильмы существовали только в воображении фотографа.

Это было создание некой виртуальной реальности, родившейся благодаря моменту узнавания — узнавания времени 50-х, которое многие зрители не могли помнить в силу возраста, как не могла — по крайней мере, отчётливо — помнить то время и фотограф. Были задействованы некие групповые образы, существующие в коллективном подсознании, и, используя эти образы, люди включались в виртуальную реальность, базирующуюся на «не совсем настоящих» фотографиях…»

(читать дальше)

The Wildwood Tarot

Когда я смотрю на Белого медведя, охраняющего выход из подземного мира (или вход в мир срединный), страшного Медведя, предка всех богов-психопомпов, богов, пасущих во тьме души, тех, кто взвешивает и определяет,

и на Полярную звезду, всегда знающую, где север, нравственный закон, не отступающий от того, что правильно, звезду, дарящую надежду во тьме, где мы чувствуем себя беспомощными и потерянными,

на Предка, стоящего там, где начинается путь к древней тьме, к тьме старой памяти, генетической памяти, к забытым словам, шепчущим о забытых, но исчезнувших вещах,

на ворона, уносящего на своих крыльях последние наши мысли в бесконечное Путешествие,

на Лиса, улыбающегося, думающего о курах и заячьих петлях, о хитростях и маленьком мальчике, которые узнал, за кого он в ответе,

на Сернского исполина, обзавёдшегося луком за эти века, взирающего с бесконечной уверенностью на мир — уверенностью человека, который изобретёт не только лук, но ещё множество других вещей, упорством поднимет себя в воздух, а потом — и за пределы воздуха,

на камень, Основание жизни, где узоры которую тысячу лет говорят об одном и том же: всё рождается, всё меняется, всё рождается снова,

на Волка, на зимнего Волка, бродягу, правящего временем и поющего всем, кто готов услышать и понять волчью речь,

на Мир и на Дом, на лабиринт, на портал, на дорогу, проводящую нас от первой даты до последней, возвращающую всегда и снова туда, где живёт наше сердце,

на всю эту колоду, когда я смотрю на неё, тогда я чувствую, как шумят надо мной ветви Дикого леса, древнего леса, того, из которого все мы вышли.

И куда вернёмся, когда выйдет наш срок.

 

======

 

(aeclectic | amazon | сайт колоды)