Алхимическое Таро: Паж Жезлов

Окончание перевода алхимической трактовки Таро. Четыре из шестнадцати карт Двора. Паж Жезлов:

«Это лучший персонаж, которым мы могли бы закончить краткий анализ Младших Арканов. Сначала о жезлах или посохах. Это символ Огня, один из наиболее важных иероглифов в алхимии. Вулкан (опять же, не Вулкан, а Гефест) предлагает его Гераклу [наш Делатель], прямо перед тем, как тот совершит двенадцать подвигов [см. Fontenay]. Этот жезл — также посох паломника, тот, с которым Николя Фламель отправляется в своё путешествие-инициацию по дороге Святого Якова, тот, который принял, несомненно, Бернар Тревизианский, когда отправился к своему аббату в Родес, и также тот, который должен был взять Дени Захария, когда следовал из Тулузы в Париж по совету своего аббата [см. раздел Cambriel для более полного анализа путешествий-инициаций этих двух знаменитых алхимиков]…»

Алхимическое Таро: Королева Мечей

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Четыре из шестнадцати карт Двора. Королева Мечей:

«Меч — настолько популярный запрос на этом сайте, что это даже обескураживает! [см. поиск по сайту]. Что ещё сказать? Что меч есть точный эквивалент майской росы, освобождаемой ангелом, которого мы видим на Аркане Мир. В кабале знак этой группы относится к Воздуху и, опосредовано, к Огню. Это иероглиф формирования Головы, во втором этапе Делания, когда Делатель, с помощью селитры и купороса, создаёт мощные водяные пары в сосуде, тогда как драгоценная Голова остаётся в виде массы цвета печени на дне реторты. Но как св. Пётр показывает два ключа в руке, как Философия предлагает две книги в руках, как ещё Овен и Телец есть двойные знаки, меч — представляемый в виде креста — меч арх. Гавриила, который, когда придёт время, сразит дракона Ладона. Также это действие, совершаемое мечом, понимается как освобождение материи, соответствующее афоризму Василия Валентина, который мы уже приводили: «Dealbate Latonam et Rumpire Libros». Операция сродни открытию земляных пластов, меч играет точно такую же роль, как лемех…»

Алхимическое Таро: Рыцарь Дисков

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Четыре из шестнадцати карт Двора. Рыцарь Дисков:

«Диски в Таро имеют значение Земли. Ассоциировать рыцаря с дисками в кабале значит говорить о Персее и Пегасе. Что мы успешно использовали много раз [см. поиск по сайту]. Добавим, что если Пегас и выбивает копытом источник, тот, что бьёт у корней старого дуба, где растут розовые кусты, как нам показали на одном из рисунков «Священной книги Авраама Еврея», то этот источник формируется сначала под землёй. Чтобы получить этот родник, очевидно нужно применить один из алхимических девизов: V.I.T.R.I.O.L., акроним, который скрывает формулу «Visitare Interiora Terrae Rectificando Invenies Occultum Lapidem» («Исследуй глубины Земли; очищая их, ты обретёшь Камень»)…»

Алхимическое Таро: Четыре Младших аркана. Король Чаш

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Осталось немного. 🙂 Описание четырёх Младших Арканов, а точнее, четырёх из шестнадцати карт Двора. Первый — Король Чаш:

«Традиция видит в нём мужскую духовность. И это Аркан, где связываются Серная основа и Ртуть. Чаша представляет собой символ, которые мы изучали уже множество раз, и этого вполне достаточно, чтобы читатель исследовал этот термин [см. поиск по сайту]. Чаша — это иероглиф твёрдого и жидкого, т.е. союза между Землёй и Водой. Для столь тривиальной и элементарной, какой кажется эта ассоциация, она освещает, по крайней мере, один важный момент доктрины, хорошо отмеченный Михаэлем Майером:
«Пусть произведение гончара, что состоит из твёрдого и жидкого, направляет тебя». [Atalanta, XV]…»

Алхимическое Таро: Заключение

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Заключительные слова по итогам исследования Старших Арканов:

«Герметическая интерпретация Таро оказывается многогранной и вполне достойной «Метаморфоз» Овидия. Итак, мы оставляем читателю удовольствие отыскать другие комбинации, применимые к алхимии, ибо наша была ничем более чем предположением. Основной принцип, что вёл нас в этом походе, был принцип простоты, как и подобает всем Влюблённым в науку. Удостоенный знает, что Адепт осуществляет свой труд с одним лишь Меркурием. Он не позволяет себе поддаться соблазну интерпретаций эрудитов, которые возводят Таро к эпохе Древнего Египта, как думал о них Кур де Жебелен и как полагал ещё в конце 19 века Папюс, который писал:
«Древние египтяне владели книгой, каждый лист которой был гравюрой на золоте. Эта книга служила для обучения молодых жрецов астрономии и алхимии и передачи ключей символических переработок для всех посвящённых. Цыгане донесли эту книгу до нас, и ключ la Thorah, la Rota d’As-Taroth стал карточной игрой».
Вот имена, которые носят Старшие Арканы:…»

Алхимическое Таро: Мир

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Двадцать первый аркан:

«Также называемый Венком волхвов, Мир — Двадцать первый и последний из Старших Арканов. Он расширяет символизм предыдущего Аркана, где венок из роз замещён венком из лавра, что можно найти на рисунке Давида Лэньё, на котором Делатель поражает гидру. Здесь картинка показывает нам Тельца, Льва, Ангела и Орла. Нимфа, помещённая в центре венка, держит в правой руке сосуд, а в левой жезл. Существуют различные версии этой части карты, они затрудняют символический анализ цветов. Функцию Ангела мы приводили в комментарии к Atalanta fugiens: он обеспечивает доставку майской росы. Остаются Орёл и Лев, что неразделимы [см. Atalanta, XLIV и Introïtus, VII Филалета]. Один из кессонов замка Плесси-Бурре (замок на Луаре, построен в 1473 году) показывает нам эту картинку иным образом [см. «Две логики алхимии», Канеселье: Битва Орла и Льва]. Вдобавок многочисленны Адепты, импровизирующие с этой аллегорией…»

Алхимическое Таро: Суд

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Двадцатый аркан:

«Двадцатый Аркан интерпретировать намного проще, чем предыдущий. Мы воссоединяемся с великой алхимической традицией. Эта карта сильно напоминает о Clef VIII / Восьмом ключе из «Двенадцати ключей мудрости»Василия Валентина, или о фронтисписе Mutus Liber — в некотором отношении — или же ещё о рис. XIV из Philosophia Reformata Милиуса [но список этим не ограничивается]. Тема, впрочем, одна из великих, классических: пробуждение мёртвых от звука трубы…»

Алхимическое Таро: Солнце

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Девятнадцатый аркан:

«Эта карта, девятнадцатая в серии Старших арканов, считается одной из самых таинственных в Таро. Однако, с алхимической точки зрения, нет ничего более ясного; Солнце — символ красной Серы, а также, исходя из того, что говорят астрологи, хозяин Льва, и здесь мы видим, что материя следует за её растворением, начавшемся в знаке Козерога (см. алхимический зодиак / zodiaque alchimique и humide radical métallique). Это растворение заканчивается в знаке Близнецов, и мы видим их внизу карты…»

Алхимическое Таро: Луна

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Восемнадцатый аркан:

«Восемнадцатый Аркан Таро Луна называется также Сумерки. Его смысл, таким образом, двойственен; мы показали в другом разделе — см. Prima materia и особенно рисунок из трактата Зосимы — что Луна в вечерних сумерках есть обозначение Меркурия [Луна в первой четверти], тогда как Луна на рассвете представляла бы алхимическое серебро, то есть Соль Парацельса [иначе называемую белой Серой, или мышьяком по Джабиру (Джабир ибн Хайян Абу Муса, он же Гебер, 721-815, арабский физик и алхимик) ]. Кстати, мы говорили об этой карте как об увядании духа в материи…»

Алхимическое Таро: Звезда

Продолжение перевода алхимической трактовки Таро. Семнадцатый аркан:

«После стольких превратностей (Дьявол, Божий дом), мы приходим к прекрасному Семнадцатому Аркану. Мы говорили столько всего о звезде и тех отношениях, которые она поддерживает с алхимией, что кажется трудным добавить что-то новое… Так что поговорим конкретно о самой карте. Мы видим здесь молодую женщину, в которой Кур де Жебелен узнал Изиду, что переливает содержимого двух сосудов: жидкость, что выходит из одного, голубая, а в другом коричневая.
С обеих сторон лица женщины — деревья; в небе цветная звезда, очень яркая, и три пары меньших звёзд, расположенные симметрично. Всего семь звёзд. Внизу — река, кажется, с очень спокойным течением. Общее впечатление — печать спокойствия; всё это напоминает о минеральной, звёздной и металлической воде, с одной стороны; с другой — о майской росе…»