Таро как вдохновение: The Enchanted Map Oracle

Иногда я чувствую, что пришло время обновить свою коллекцию. 🙂 Услышать новые голоса.

Когда это случилось в очередной раз (некоторое время назад) и я выбрала колоды, с которыми хотела бы поработать, среди них оказалась такая, какую я раньше бы не взяла. Не соответствующая моим обычным вкусам — не тот стиль, совсем не Таро, показушно нью эйджевская и даже такую слегка в духе «диагностики судьбы с бубном». Такой она казалась на первый взгляд, но я почувствовала, что она мне нужна.

А в таких вещах интуиция — самый верный проводник.

И да, оракул «The Enchanted Map» Колетт Барон-Рейд (Colette Baron-Reid) оказался для меня прицельно про то, о чём я люблю думать и писать, колода точно легла в ту же область моего внутреннего пространства, где обитают дискурсы Т.О.П., письменных практик, медитации, философии телесности и восприятия и т.д. — всего, что работает с самопознанием и познанием других людей.

Моё восприятие карт колоды «сдвинуто», если сравнивать его с восприятием автора (с тем, что написано в сопровождающей оракул книге). Сдвинуто именно в ту самую сторону — в сторону телесных переживаний и опыта их восприятия. И мне и было бы интересно поработать с образами этих карт именно в такой области.

Для иллюстрации того, как выглядит колода и как я воспринимаю её значения, несколько примеров. Карты Гений места, Намерение, Сила и Слушанье:

Описание значения каждой карты автор предваряет ключевой фразой. читать дальше «Таро как вдохновение: The Enchanted Map Oracle»

Три главных вопроса

Три главных вопроса, на которые стремится ответить самый первый, изначальный миф любой культуры:

— Почему мы отличаемся? (Мы умеем говорить, создавать то, чего раньше не было, и осознаём себя, свою жизнь и свою смертность. Почему так?)
— Почему мы умираем? (Ведь это… так странно. И не только мы — почему всё вокруг в конце концов приходит к финалу?)
— Что бывает после смерти? (И правда — что?)

Чаще всего из первого вопроса появляются вариации историй о том, что боги создали людей похожими на них самих, из второго — легенды о потерянной прародине, где не было смерти, а вот ответы на третий вопрос наиболее разнообразны. Даже если их сгруппировать (ничего; загробный мир; перерождение; продолжение пути; освобождение; круговорот; и т.д.), внутри групп будет множество самых удивительных историй. Ну кроме группы «ничего» — там либо ничего, либо в таком духе: мы созданы из звёздной пыли и станем её вновь. Второе, кстати, правда.
Из ответов на эти вопросы и рождается базовый миф, а от него начинается всё остальное. Разным культурам (мифологиями, религиям) свойственны и разные ответы. А вот если культуры (мифологии, религии) выглядят разными, а отвечают на эти вопросы одинаково, то различий между ними на самом деле нет, это один и тот же миф, только в разных одёжках.
Разумеется, именно такие культуры (мифологии, религии) чаще всего и враждуют. Но это уже другая история.

Каждый из нас, в конечном счёте, находит свои ответы на эти вопросы. И создаёт свой собственный, индивидуальный миф, который невозможно до конца разделить с другими. И вот это и есть — вера.

Пространство снов

Странные гостиничные номера, странные соседи. Проблемы с ключами. Проблемы с тем, что никогда не найти нужный номер.
Чудовищные общественные туалетные комнаты самого разного вида и сложности. Часто — многолюдные. Сколько мне этих интерьеров туалетных приснилось, не сосчитать.
Запутанные высотные дома. Лифты, едущие в любом направлении. Пересадки с одного лифта на другой. Квартиры, перетекающие одна в другую. Куча соседей. Куча соседей-монстров. Двери, за которыми обгорелые или развалившиеся коридоры.
Невозможность попасть на нужный этаж, к нужной квартире. Иногда — домой.
Двухэтажные заброшенные дачи. Печи. Деревянные приставные лестницы на второй этаж.
Бесконечные огромные проходные дворы. Зелёные. С садами и школами внутри.
Осыпающиеся городские многоэтажки. Часто — памятники архитектуры (специфический кошмар петербуржца?). Кварталы, похожие на мой родной, но полные других, неизвестных зданий. Пустые — и здания, и кварталы.
Залив, начинающийся прямо там, за этими кварталами.
Паром. О, сны о путешествии на пароме (современном большом и сияющем в ночи). То на него не попасть, то с него не сойти. А внутри него может быть что угодно. Очень часто — огромный цирк, то заполняющийся водой и превращённый в бассейн, то играющий роль арены, эстрады.
Мост на пляже. На берегу залива. Мост, за которым сидит снайпер. Вода до самого горизонта.
Деревянные мостки через болото.
Автобус, идущий по улицам, принадлежащим разным городам, мимо старого кинотеатра, мимо универсама, мимо… И чёрта с два из него выйдешь, из этого автобуса.
Лес на небольшом острове. И догонялки. Зомби, бандиты, инопланетяне, черти. Всё это только маски. В последнее время лес изменился. Теперь это мой лес. Холм, на котором стоит университет и страшная, запутанная публичная библиотека. Мрачная, тёмная, с непонятной системой сроков возврата. Я сто лет не была в настоящей библиотеке и никогда не просрочивала книги, откуда тогда этот кошмар? Ладно, лес. Лесная река. Если найти правильные тропы, если знать их, можно выйти к волшебным вещам. Я — знаю. Это мой лес.

Это всё спутавшиеся в моей голове детские воспоминания. Даугавпилс, Астрахань, берег Финского залива до того, как были окончательно намыты эти территории. Ненавистная астраханская квартира. Да, родной квартал. Парк. Квартиры друзей из детства, дача в Мельничном ручье.
Паром — благодаря тому пожару.
Лифты — благодаря странному поведению лифта в нашем доме.
Осыпающиеся дома — вот это я не знаю, откуда. Может быть, что-то рабочее. А может быть, и нет.
Странные отели — из-за киевского хостела и гостиницы «Спортивной» в Рязани. Последняя — незабываемые впечатления. Незабываемые.
Мост на пляже — я видела его тогда в детстве. Одно из лучших воспоминаний. Вода до горизонта. Шум. И запах. И ветер. Я всё ещё это помню в глубине души. Оно никогда меня не отпустит. Я чувствую его в сердце. Солнце, ветер, песок, плоская вода, ракушки и мост слева, нависающий, тянущийся непонятно куда. Я не знаю, что это, но сейчас я бы предположила, что это не мост вовсе, а оборудование для намыва. Поэтому оно тянется в залив. Мост не мог бы туда тянуться: на другом берегу — Финляндия, и берег тот далёк.
Но это ощущение света и ветра и шума воды — я не шучу, я действительно ощущаю его внутри себя, слева, между рёбер. Оно стоит за мной, за каждым моим действием, за каждой мыслью.
Это первое моё чёткое воспоминание о мире, в котором я существую. Моё первое воспоминание — это берег Финского залива в солнечный день. А ветер… ветер есть всегда.
Поэтому мне не избавиться от этих образов. Если бы меня попросили ответить, что такое жизнь, я бы сказала: солнце, песок, мост, бесконечная плоскость воды и ветер.

2016-05-09-13-51-36

Дивинации с вином

Перевод. Оригинал опубликован в блоге Laura Perry.

Есть две вещи, в отношении которых мы можем быть достаточно уверены, что их практиковали минойцы: возлияния и дивинация. Есть множество изображений возлияний (подношение жидкостей) на фресках, печатях и других предметах искусства из Древнего Крита. Что касается дивинаций, помимо того факта, что почти каждая цивилизация делала всё возможное, чтобы заглянуть в будущее, есть некоторые интересные «блуждающие органы» (сердца, печень, кости) на некоторых из печатей, позволяющие предположить, что минойцы придерживались того же рода животно-ориентированных предзнаменований, что и многие другие древние культуры.
Я тут не для того, чтобы рассказать вам, как читать гороскоп по внутренностям животных. Вместо этого, я бы хотела поговорить о вине.
Вы, возможно, знаете о Дионисе — экстраординарном Боге Вечеринок. Но веселье — это не всё, что с ним связано. Он приносящий себя в жертву, или умирающий-и-возрождающийся, бог, Бог вина крито-минойской цивилизации. Лоза как виноград и, после хорошей ферментации, вино. Из-за своего статуса умирающего-и-возрождающегося бога он был вхож в Подземный мир и иногда выступал в роли психопомпа. Но намного важнее, что ему известны вещи, о которых ни вы, ни я не имеем понятия. И при благоприятных обстоятельствах он поделится знаниями.
Благоприятные обстоятельства обычно включают в себя вино.
Это вид дивинации, называемый ойномантией, что просто-напросто означает гадание с вином. Есть пара способов делать это. Они хорошо работают с красным вином; оба — благодаря тому, что именно так вино выглядело в древности, и ещё потому, что увидеть (в буквальном и переносном смысле слова) проще, если использовать тёмное вино. Обычно я использовала красное вино, портвейн или домашнее вино из разных тёмных ягод (ежевики, бузины), и все они хорошо работали.
Мне нравится начинать любую работу с Дионисом с возлияния. Другими словами, он получает первый глоток. И я никогда не использую вино, которое не стала бы пить, хотя это не особо сужает поле выбора. После подношения Дионису и получения его внимания (это не должно быть что-то формальное или причудливое, просто то, что вы обычно предпочитаете в качестве обращения к богам) я приступаю к дивинации.
Тут есть две возможности. Вы можете использовать одну из них или обе.
Метод первый. Обычно выполняется на улице. Перелейте немного вина в миску или большой бокал. Сформулируйте вопрос или темы для гадания. Расслабьтесь и раскройтесь тому, что может прийти. Поднимите миску или бокал и медленно вылейте вино на землю — в одно и то же место. Всмотритесь в вино, которое соберётся в лужицу или, может быть, побежит ручейком по земле. Позвольте своему взгляду быть мягким и расфокусированным. Что вы видите? Каково ваше самое первое впечатление, кусочек информации, что пробегает в ваших мыслях до того, как вы успеваете реально задуматься? Это и есть ваш ответ.
У меня также был успешный опыт групповой дивинации такого плана. Каждый человек выливает вино на землю, но вы никому не говорите, какой вопрос или тему загадали. Каждый присутствующий делится своим впечатлением от каждого пролитого бокала (выливайте их в разные места, чтобы прочесть послания индивидуально). Поразительно, как много взгляд других людей может дать при использовании этого метода, даже если люди не знают, каким был ваш вопрос.
Можно делать это и дома, аккуратно проливая очень малую часть вина (одну-две столовые ложки) на поверхность стола.
Метод второй. Его можно использовать дома или на улице. Перелейте немного вина в миску, предпочтительно с тёмными стенками — у меня есть тёмно-синяя миска, которую мне нравится использовать. Убедитесь, что нет никакого источника яркого света прямо над вами, как солнце или полная луна или потолочный светильник, если вы находитесь дома. Вам не нужно ничего вроде отблесков на поверхности вина. Это можно делать днём или ночью, смотря что для вам проще. Расслабьтесь и сфокусируйтесь на вопросе или теме гадания. Держите миску перед собой так, чтобы поверхность вина была примерно на уровне подбородка. Сохраните дистанцию, чтобы было проще сфокусироваться на поверхности вина. Обычно я надеваю очки для чтения при работе, требующей близкой дистанции, но я обнаружила, что мне проще провидеть без них. Так что если вы носите очки или контактные линзы, попробуйте гадать с ними и без них, чтобы выяснить, что для вас работает лучше. Как и с другими способами предвидения, начните с фокусирования на поверхности вина, затем позвольте вашему взгляду стать мягким и размытым. Просто наблюдайте за тем, что там есть, не стараясь увидеть что-то слишком сильно. И не оценивайте ничего, из того что появится. Просто примите как оно есть и проанализируйте это позже.
По окончании я предпочитаю поблагодарить Диониса за помощь. Иногда я чувствую желание оставить подношение — остаток вина, фрукт, мёд, что-то, насчёт чего я слышу его запрос — а иногда мне кажется, что возлияния в начале было достаточно. Если я не использовала всё вино для дивинации, я выпиваю его в честь Диониса. Потом мне нравится взять паузу для обдумывания полученного опыта.
Я знаю людей — строгих трезвенников, которые успешно используют красный виноградный сок в таких дивинациях. Так что если вы честно-честно никогда не пьёте алкоголь, попробуйте сок. Но могу сказать по своему опыту, если вы всё-таки пьёте, пусть только время от времени, Дионис будет ожидать от вас использования настоящего вина, даже если вы не собираетесь пить его в этот раз. Я открыла это, когда была беременна и не могла пить по очевидным причинам, но то была временная ситуация, и Дионис об этом знал. Так что он получил вино, даже если я не могла его получить.
Пробовали ли вы ойномантию раньше? Захотите ли попробовать теперь? Если да, дайте мне знать, как всё пройдёт.

Во имя пчелы,
И бабочки,
И ветерка, аминь.