Про фото. Личностная фотография

arishai/ Март 22, 2016/ Слова, Статьи/ 0 комментариев

И, да, речь всего лишь о фотографии. Всего лишь о том, насколько мы склонны помещать самих себя, на самом деле самих себя, свою суть в то, чего фактически никогда не было. Момент фотографии — не реальность, а всего лишь точка зрения на неё.
Именно в этом и дело: мы распространяем не просто воспоминания, не просто информацию о том, что было. В идеале, то есть в том случае, если у нас есть мастерство и способности, мы распространяем самих себя, своё видение мира, свои мемы и свою реальность.

«С 3 декабря 1983 г. по 29 января 1984 г. в музее изящных искусств при Университете Нью-Мехико (США) проходила уникальная художественная акция, имеющая скорее философский, нежели чисто эстетический смысл. 14 ведущих фотографов США выставили необычные фотографии, основное содержание которых заключалось в представлении их собственного Я. …«Работы этих четырнадцати открыли новый контекст фотографии, который не был известен ранее», — написала в аннотации к каталогу выставки Дана Эсбури (Dana Asbury). Впервые произошла осознанная попытка выразить личную сущностную идентичность, которая до этого была лишь скрытым продуктом создания фотографии. Данный художественный проект эксплицировал экзистенциальную задачу «открытия» себя. И фотография оказалась наиболее мощным средством регуляции данного процесса.»
Е. Петровская. Антифотография. — М.: «Три квадрата», 2003. — 112с. (Серия: «artes et media», вып. 2)

Фактически, человеку всегда требовалось отражение. Конечно, никто не отменял зеркала — от примитивных отражающих поверхностей до настоящих точных зеркал, но статичное изображение в силу каких-то особенностей организации человеческой психики гипнотизирует людей. Портрет застыл во времени, он останется таким всегда. На самом деле ситуация Дориана Грея не столько желаема, сколько пугающа. Именно тем, что портрет не остаётся неизменным. В то время как для большинства их изображения по-прежнему — это якоря, якоря и во времени, и в пространстве, реальном (географическом) и виртуальном (психологическом).

«В «проекте 14-ти» задача «на смысл» решалась в момент совершения фотоснимка и ограничивалась особенностями технологии, в то время как в естественной ситуации сущностная фотография становится таковой по преимуществу в момент селекции. Выбирая ту или иную фотографию в качестве сущностной, субъект приписывает ей важные аспекты своей личности, принимает ее как часть себя.
Порой сущностное фото оказывается настолько интимным, что теряет свойство презентабельности, его нельзя показать другим. … Сходная ситуация сложилась у Роберта Стюарта (Robert Stewart), одного из участников «проекта 14-ти», который пришел к выводу, что наиболее сущностной для него является фотография, которую он никогда не видел и не увидит.
Роберт Стюарт. Автопортрет в уличном кафе (1978 г.)
Автопортрет — Париж. Уличное кафе
Ситуация — Уличное кафе напротив гробницы Наполеона, очень солнечно. Много народа, столы сдвинуты, я пью кофе и чувствую себя усталым после поездки в Шартр, снуют официанты.
Фотограф — Незнакомец. Он и его жена только что спрыгнули с подножки одного из многих туристических автобусов. Они были из Хиросимы (я всегда прошу только американских или японских туристов сфотографировать меня). Им около 45 лет, хорошо одеты, довольны собой, у обоих на шее аппараты Nikon (японцы — единственные туристы, которые покупают камеры каждому члену семьи). Кроме слов «хай» и «Хиросима», я не понял ни одного слова из того, что они говорили.
Возможный результат — Отлично, я думаю, что это — цветной снимок, горизонтальный. Я сижу за маленьким столиком, передо мной чашка кофе. Стараюсь выглядеть, насколько возможно, по-американски. Скрестил ноги, улыбаюсь. Вокруг меня столы и люди за ними. Думаю, эта фотография существует где-то в Хиросиме.»
Е. Петровская. Антифотография. — М.: «Три квадрата», 2003. — 112с. (Серия: «artes et media», вып. 2)

После появления фотографии, способной создавать идеально точные изображения, началась история «личностной фотографии» — изображения, которое способно, по мнению человека, выразить самую его суть. Примечательно, что все люди могут если не назвать такое реальное фото, то придумать его. Придуманные, как правило, вычурны; людям свойственно усложнять самих себя, в то же время, они соглашаются признавать личностными (сущностными) самые простые реальные фотографии. На самом деле, мы все проще, чем нам самим кажется, и готовы признать это, когда увидим своими глазами. Все фотографии — поиск себя, поиск идеального отражения. И история этих поисков, история портретной фотографии, прошла немало вех, хотя, казалось бы, родилась чуть ли не вчера.

«Заинтересовавшись тем, насколько распространена сущностная фотография и не является ли она исключительно творческим продуктом деятельности интеллектуальной и художественной элиты, мы задали 50 респондентам следующий вопрос: «Есть ли у Вас фотография, которая наиболее полно выражает Вашу сущность? Опишите, что на ней изображено. Если у Вас нет такой фотографии, представьте, как она могла бы выглядеть». Удивительно, но испытуемые охотно выполняли такое, на первый взгляд, необычное задание. Среди 50 участников только четверо отказались выполнить инструкцию, ссылаясь на то, что у них нет и они не могут себе представить такой фотографии (трое мужчин и одна женщина). Таким образом, было получено 46 протоколов описаний сущностной фотографии.
Перечислим полученные описания сущностной фотографии: [здесь приведены некоторые]
1. «Я сижу на лесенке возле старого дома, у меня длинные рыжие волосы (парик), длинное пальто, высокие каблуки, в руках недокуренная сигарета. Лестница старая, полуразрушенная. Рядом стоит сумка. Взгляд направлен в камеру. Он полон безысходности» (вымышленная фотография).
38. «Я читаю лекции на механико-математическом факультете» (вымышленная фотография).
31. «Я сижу за роялем и играю виртуозную пьесу» (вымышленная фотография).
33. «Я читаю лекцию об экономии поджаривающим меня чертям» (вымышленная фотография).
3. «Мне 9 лет. Сейчас я, конечно, старше. Но дело не в возрасте. Там изображено мое лицо. Я смотрю» (реальная фотография).
6. «Я смеюсь. Я залезла на какую-то скалу и не могу слезть, от этого всем смешно. Все стоят вокруг в замешательстве и смеются, я стою на этой скале, и мне тоже очень весело. Все естественны, не напряжены и не ожидают, что их снимают» (реальная фотография).
15. «Это природа, снятая мною, но где меня нет в кадре. Что-то из снимков 15-летнего возраста. Например, дерево, упавшее над водой. Его ствол толстый, листва живая, зеленая. Ясный день и почему-то туман над водой. Или лучи в тумане после дождя и улица, уходящая вдаль. Виден силуэт человека и собаки (реальная фотография).
18. «Сижу за письменным столом, обложившись книгами» (реальная фотография).
24. «На фото нет меня. Там есть большая зеленая поляна, обрамленная лесом, большой дуб, защищенный зарослями боярышника, темно-серое небо» (реальная фотография).
26. «Фотография, которую сняли неожиданно, т. е. меня позвали, и я повернулась. Дело было в каком-то месте, где было много народу. Фотография отображает мое нежелание отвечать на оклик, я не люблю, когда нахожусь в компании, чтобы меня трогали, обращались ко мне. Больше всего приятно сидеть в уголочке» (реальная фотография).
41. «Я стою одна на небольшой горе. Внизу море. Полный кайф» (реальная фотография).
43. «Мне 3 месяца, я лежу, судя по всему, на кровати родителей, смотрю прямо в объектив, и у меня очень хитрое лицо» (реальная фотография).
44. «Мне 1 год, я сижу у папы на плечах и держу в руке игрушечного бегемота, у меня толстые щеки, и вся я очень толстая, выражение лица серьезное чрезвычайно» (реальная фотография).
9. «Я смотрю на человека, в которого влюблена, это совсем другое лицо, чем то, что я вижу перед собой в зеркале ежедневно, и чем то, которое видят окружающие, но оно наиболее верно отражает мой внутренний мир, я на ней открыта до самых глубоких закоулков души. Я ее очень люблю. Просто мое лицо, но взгляд…» (реальная фотография).
Итак, испытуемые представили отчет о 34 реальных и 12 вымышленных фотографиях, что позволяет сделать следующий вывод: испытуемые имеют в своем распоряжении фотографии, которые мы назвали сущностными; испытуемые помнят о существовании этих фотографий. В беседе многие испытуемые подчеркивали, что сначала они размышляли о том, какую фотографию выбрать и только потом обращались к фотоархиву, проверяя, действительно ли такая фотография существует на самом деле.»
Е. Петровская. Антифотография. — М.: «Три квадрата», 2003. — 112с. (Серия: «artes et media», вып. 2)

С закатом галактики Гутенберга, эпохи визуального, раздробленного восприятия и мышления («эпохи интелей»), виртуальный мир стал наращивать обороты с небывалой ранее скоростью. Грядёт конец Эона, и где-то по дорогам нашего мира уже едет Колесница, запряжённая четырьмя мифическими животными. В производной от человека виртуальности его аватарой может быть любое изображение, ибо это уже не сущностное изображение, а просто маркер — маркер интересов, хобби, характера, приоритетов или предпочтений, маркер структуры сознания. Человек воспринимается не как визуальный образ, а как собирательный — слова, структура речи, стилистика, голос, иногда — изображения, иногда — видео, но впервые за столетия, не по отдельности, а всё вместе, как органическое целое. Это признак поворота спирали, возвращения к целостности восприятия, какая была у человека на заре цивилизации.

Что всё равно не отменяет феномена личностной фотографии. Просто ныне они всё менее выставляются напоказ, всё более предназначены для тех, для кого должны были быть предназначены, исходя из их сути.
В любом случае, любопытно поискать для себя такую фотографию; очень часто выходит, что одна или несколько из детских фотографий или подростковых. «Я», как место действия сил, с годами не меняется, оно проявляется уже в глубоком детстве.
Моя — именно такая.

Покинуть Комментарий

Войти с помощью: