Про фото. Запасная память

arishai/ Март 8, 2016/ Слова, Статьи/ 0 комментариев

Есть вполне конкретная причина, почему фотографии так трудно оставаться искусством: она изначально таковой не была. Фотография явилась в мир не как продолжение естественной потребности для выражения себя. Она не была продолжением пяти базовых способов обратной связи, она лишь стала таковой, поскольку человек в принципе склонен превращать всё, что окружает его, в искусство — в той или иной степени. Жилища, предметы быта, истории — всё, чего касался человек, он старался возвести в ранг ещё одного варианта обратной связи. Но прежде, чем это случалось, этот объект выполнял свою непосредственную функцию.

Функцией фотографии в первую очередь всегда была фиксация реальности — запасная память человека, вот что такое фотография. Память, которой так легко поделиться. «Расшаривание» воспоминаний — самая главная, превалирующая функция фотографии. И лишь после этого она становится искусством.
Чем старше фотографии, тем интереснее на них просто смотреть. Некоторое время назад разница между «старше» и «моложе» стёрлась, вопросы о возрасте приобрели неприличный оттенок, и каждая минута настоящего, произошедшая не с вами, тоже стала вашей естественной потребностью. Сохранение не только своего прошлого, но и чужого настоящего, разделение воспоминаний со всем миром. Невозможно быть где-то — в интересном месте или на важном событии, и не зафиксировать это на камеру, потому что это освобождает нас от необходимости запоминать всё, оставляя нам самое важное.

Но этого мало: мы должны делиться этой информацией. Мы должны сделать так, чтобы она попала в сознание как можно большего количества людей. Мы должны объединиться в иное новое существо, в единое существо, мы должны сохранить свою общую память о прошлом, настоящем и будущем как можно лучше.
Я не знаю, почему мы должны делать это. Наверное, это предвестник чего-то большего в будущем. Возможно, мы просто разминаемся. Пока же большее только показалось на горизонте, и фотография из предмета стала инструментом. Инструментом разделения — отделения своего настоящего от остальных через присоединение к их настоящему.

«Теперь должно быть несколько яснее, почему «моя» фотография закономерно сменяется какой угодно фотографией. Этот новый тип изображения … как раз и возникает изнутри так называемой художественной фотографии. Художественной, то есть не отказывающей себе в удовольствии поставить подпись. В остальном же … наименее зависимой от вымысла и наиболее документальной…. «Какая угодно» («всякая», «любая») не есть оценка качества. Хотя надо признать, что фотографы, наиболее внимательные к своему времени, всякий раз используют то, что мы назвали бы нейтральным модусом репрезентации. Это тот уровень изображения, который остаётся невидимым и поэтому всегда просматривается, так сказать, навылет: чёрно-белая любительская фотография (ныне устаревшая, а потому опознаваемая), квадратные полароидные снимки (в привычном белом обрамлении), остановленные видео- и телевизионные проекции, «глянцевые»… и цифровые фото. Каждая из перечисленных модальностей соответствует размытому образу того или иного поколения. […] Словосочетание «какая угодно» счастливым образом соединяет принадлежность всем и никому. […] «Какая угодно» фотография продолжает быть случайной».
Е. Петровская. Антифотография. — М.: «Три квадрата», 2003. — 112с. (Серия: «artes et media», вып. 2)

Потому «смотреть» теперь превратилось в «фотографировать», когда для «разделения» стало возможным просто нажимать на одну-единственную кнопку.

Покинуть Комментарий

Войти с помощью: