Про фото. Реалистичный портрет

arishai/ Март 1, 2016/ Слова, Статьи/ 0 комментариев

Сотни и тысячи портретов — поиск себя в отражениях.

Зеркала лгут, но не так, как нам хочется. Они лгут взаправду. Реальность — неприятная ложь. А хуже всего, что сиюминутность отражения изменчива, непостоянна, в один момент — кругом свет, в другой — темнота колокольни Собора Парижской богоматери. Кажется, только человек может отразить другого человека, что до амальгамы, то где её душа, чтобы, заглянув в глаза, увидеть в них другую душу? Жизнь на кончиках пальцев больше подходит для отражения нереальности.
Но спустя века живописная жизнь подверглась сомнению, так что нашлось иное, более быстрое и простое отражение.

«Самим своим существованием фотография опровергала реалистическую живопись и, бросая ей вызов, требовала адекватного ответа. Изобразительные искусства не могли игнорировать факта рождения фотографии. Фотография оказала решающее влияние на художественные процессы, происходившие в визуальных искусствах. Правомерно утверждать, что возникновение фотографии стимулировало антиреалистические тенденции в живописи. И наоборот, в своём дальнейшем развитии фотография стала нести в себе черты не столько отражения, сколько конструирования реальности… Наиболее адекватным ответом на эстетический вызов фотографии стал импрессионизм в живописи».
Е. Петровская. Антифотография. — М.: «Три квадрата», 2003. — 112с. (Серия: «artes et media», вып. 2)

Отражение реальности сделалось нереальным. И в этой нереальности оказалось легче увидеть правду, а не ложь; символы позволяют представить себе то, что они изображают, таким, каким оно есть, — а значит таким, каким мы привыкли его видеть. Перепутанные линии стали нитью Ариадны, то есть обрели однозначность пути, повороты которого пугающе известны.
Но и здесь, в этой узнаваемой нереальности новое, сложное догоняло простое. Пентагон восприятия, вращаясь, по очереди касается гранями одних и тех же точек истории. И в то, что претендовало на абсолютную реалистичность, также закралась реалистичная субъективность.

«Мы видим, как в истории фотографии возникала новая социокультурная задача — найти возможность передать, используя фотографические техники, не тождественность физического облика, а психологическую суть человека. Приёмы достижения этого эффекта в живописном портрете не могут быть прямо перенесены в мир фотографий, они должны быть сконструированы внутри фотографического пространства особыми средствами. Ведь пишущий картину художник из множества эпизодов позирования экстрагирует идею личности портретируемого, в то время как перед фотографом стоит противоположная задача: единственный акт съёмки должен привести к созданию целостного, семантически превосходящего границы кадра образа. Отказ от сиюминутной достоверности в пользу выявления уникальных личностных черт развивается в дальнейшем всей практикой художественного фотопортрета».
Е. Петровская. Антифотография. — М.: «Три квадрата», 2003. — 112с. (Серия: «artes et media», вып. 2)

Покинуть Комментарий

Войти с помощью: