Эпилог

Пытаясь написать эпилог, я поняла: если долго держать открытым пустой лист текстового редактора, то рано или поздно слова появятся на нём сами собой.

Точно так же, всматриваясь в Бездну, мы дожидаемся момента, когда из пустоты, из ничего, из сумасбро… из пустоты проступают черты того, что мы наблюдали всё это время.

Черты прошлого и будущего, смятых в один комок. В Бездне нет времени, есть только взгляд наблюдателя.

Черты пространства, распространяющегося от мгновения Большого взрыва и сжимающегося в надежде отыскать вопрос, ответ на который был известен с самого начала. В Бездне нет того, чего вы не можете достигнуть взглядом наблюдателя, и пространство осциллирует, пульсирует под этим взглядом.

Черты того, кто вглядывается в Бездну, в Зеркало, в котором наблюдатель наконец-то сможет наблюдать самого себя. Того, кто впервые видит себя по-настоящему, таким, какой он есть, каким длится от рождения и до следующего рождения, каким существует в этой точке пространственно-временного континуума, видит без осуждения и приветствия, без какого-либо намерения, просто видит.

Video ergo sum.

Где-то в нашем будущем, таком далёком, что прошлое у него может быть совершенно любым; там, где люди сдвигают звёзды; там, где разум объял всё, но остался неудовлетворённым, он возвращается к границам, чтобы снова почувствовать себя отдельностью, отдельным наблюдателем, распахивающим взгляд, как створки окна, и тянущимся, тянущимся к бесконечности мира и ко всем остальным отдельностям, чтобы через других познать себя, а познавая себя — снова научиться видеть.

 

 

раньше | к оглавлению | дальше