Тело. Движение и воображение. §1. Часть 2

Одна из модных ныне вещей — слово «квантовый». Вы увидите его повсюду, и, как мне кажется, в большинстве случаев люди даже не понимают, что оно означает. Но иногда слово «квантовый» действительно уместно. Например, в философии телесности есть подход, где самовосприятие, взаимодействие тела и сознания, как двух частей одного целого, рассматривают с точки зрения эффекта Энштейна-Подольского-Розена (ЭПР-эффекта). Этот тот самый знаменитый «эффект наблюдателя». Момент наблюдения (измерения) состояния частицы определяет это состояние, поскольку до него частица пребывает в состоянии суперпозиции (одновременно являясь и положительной, и отрицательной). Но что особо примечательно, одновременно меняется и состояние её пары, той противоположно заряженной частицы, с которой наблюдаемая имеет изначальную связь. И насколько бы далеко судьба не разнесла их, эти события происходят, и происходят они одновременно. Меняя что-то на «этом конце Вселенной», вы можете одномоментно изменить что-то на «другом ей конце». Это и называется квантовым эффектом. Причём он не требует ничего, кроме осознанно направленного внимания — наблюдения.

Наблюдатель, направляя свой взгляд на хаос, выстраивает его, структурирует и преобразовывает в новые земли.

По отношению к самим себе мы всегда наблюдатели. Стоит нам направить взгляд на что-то в ландшафте нашей внутренней Бездны, как оно определяется — становится чем-то, хотя только что было ничем. И одновременно где-то в другой части ландшафта определяется ещё один его кусочек, имеющий «противоположный заряд».

«…при рассказе о чём-то, что вызвало всплеск эмоций, человек ориентируется на эмоции, собственно, ими он и хочет поделиться. Он как бы рассказывает о своих эмоциональных впечатлениях и через это отделяет себя от них, делает их объектом. Иначе говоря, он выходит из процесса переживания, становится в позицию рефлексирующего наблюдателя этого процесса. При этом он сворачивается до точки, теряя глубину. Подобный эффект в квантовой механике и называется редукцией волновой функции».

М. Плохова «Квантовый подход к проблеме телесности»

Этот рассказ, эта редукция волновой функции — не просто момент отчуждения от своих воспоминаний. Это момент, когда одновременно происходят важные вещи:

А) рассказчик становится наблюдателем, то есть обретает способность к формированию собственного ландшафта;

Б) воспоминание измеряется, т.е. оно получает заряд — оценку, положительно или отрицательно окрашенную. Градации оценочных суждений, конечно же, очень велики, но тем менее, по своей природе мы мало способны на абсолютную нейтральность. Фактически «оценка» не может быть «нейтральной», это лишь выражение, которой почти ничего не значит; напротив, наша привычка оценивать что угодно — это наша суперспособность. Мы созданы для этого, это и есть одна из задач разума: наблюдение;

В) до момента наблюдения воспоминание как бы пребывает в оценочной суперпозиции; оно и отрицательно, и положительно одновременно. И лишь в момент наблюдения одна из этих позиций становится реальностью, а другая отступает в область небытия. Создаёт ли это где-то в нашем внутреннем ландшафте потаённое место, где несбывшееся хранится? Я не знаю.

А следом происходит вот что: всё, что мы когда-либо наблюдали в себе, становится определённым, прекращает своё существование в суперпозиции и переходит в нечто явленное, нечто оценённое, нечто воплощённое. Оно остаётся не только во внутреннем ландшафте, но и в теле, как в материальном отражении этого ландшафта. Остаётся по одной причине: нет границы между сознанием и телесностью, граница эта мнимая; отделить одно от другого невозможно, такое отделение означает смерть. Лишь после смерти тело постепенно начнёт терять следы жизненных событий, медленно возвращаясь в землю, из которой вышло. Живое же пластично, и все ваши мысли становятся телесными проявлениями, и, видимо, верно и обратное, все проявления телесности могут отражаться в мыслях. Одно запускает другое, а потом импульс возвращается обратно.

И в итоге:

«Телесность человека проявляет себя как некий каркас, схема, рисунок сознания человека — его оценок и реакций на окружающий мир. Телесность в данном случае выступает в разных ипостасях — как физическая оболочка человеческой личности; как опыт, посредством которого человек входит в мир и вступает с ним во взаимодействие; и как видимая часть (а потому индикатор) сложнейшего образования, ведущей компонентой которой выступает сфера сознания».

М. Плохова «Квантовый подход к проблеме телесности»

Видимо — и очевидно, что именно это взаимное влияние элементов системы друг на друга лежит в основе практик, подобных аутентичному движению. И не случайно, что такие практики предполагают наблюдение, взращивание с годами внутреннего наблюдателя. Превращение в существо, владеющее своей сверхспособностью на более высоком уровне. Существо, способное менять мир — и себя, просто меняя направление внимания.

«В современной философии сознания появляется новое представление о телесной природе сознания (embodied mind). Телесность сознания отнюдь не означает отрицания идеальности его продуктов, но указывает на необходимость учёта телесных детерминант духовной деятельности и познания. Необходим целостный подход «тело-сознания»: сознание отелеснено, воплощено (embodied mind), а тело одухотворено, оживлено духом.

…Если раньше гносеологии говорили, что познание теоретически нагружено (т.е. то, что мы видим, во многом определяется имеющимися у нас теоретическими представлениями), то ныне, в рамках современных эпистемологических представлений, можно утверждать к тому же, что познание телесно нагружено.

…Телесное сознание не просто активно, оно энактивировано (enacted): сознание выполняет свои когнитивные функции в действии и через действие. Через действия, двигательную активность формируются когнитивные способности живого организма, как в онтогенезе, так и в филогенезе.

Сенсомоторный смысл телесного Я раскрывает Д. Легранд. Телесное Я не просто наблюдает за действиями со стороны и даже не просто является зачинщиком действий, оно само и есть чувствование и действие. Тело есть «та точка, в которой конвергируют действие и восприятие… На телесном уровне иметь дорефлексивное самосознание означает испытывать на опыте когерентность действия и восприятия».

Е. Князева «Телесная природа сознания»

Каждая свершившаяся мысль сохраняется в памяти — в теле и в том, что мы собственно привыкли называть памятью. В теле сохраняется застывшее движение, с помощью которого мысль была явлена и воплощена. Акт познания — акт восприятия и осмысливания — это движение. Движение ума и тела, сознания и телесности, как единого целого, неразделимой системы, в которой мы лишь условно выделяем одну и другую части. Совокупность этих движений мы называем разумом, высшей нервной деятельностью, многими другими словами, и этот феномен невозможен не только без появления и проявления сознания, но и без его размещения в теле. Поскольку оно не просто связь сознания с миром, не просто оболочка, вмещающее сознание в себе, оно и есть сознание, и душа, и разум, и дух. Нет ничего иного, кроме холистической единицы, у которой тоже много названий, но чаще всего мы используем слово «субъект». Я предпочитаю называть его наблюдателем.

Наблюдатель не расщеплён. Наблюдатель целостен. Примечательно, что появление наблюдателя невозможно без предварительного расщепления, того самого, о котором говорил Маклюэн в «Галактике Гутенберга». Расщеплённость человека эпохи книгопечатания в конечном счёте приводит к новому витку целостности, к более высокому его уровню, где человек уже не просто слабая песчинка, уничтожаемая высшими силами, и не нечто/некто, пытающийся противопоставить себя мирозданию, воюя с ним и объявляя себя то царём, то раковой опухолью планеты (что одно и то же), а неотъемлемо присущая мирозданию, с трудом выделяемая из него часть, осознающая саму себя и систему в целом.

Осознавая и наблюдая себя и окружающий мир, человек — точнее, человечество или иной другой разумный вид, или совокупность разумных существ в пространстве Вселенной, позволяет ей, Вселенной, осознать и наблюдать саму себя.

Разум в том числе — способ саморефлексии сущего.

Вот к чему в итоге приводит концепция воплощённого сознания.

«Телесная нагруженность» означает, что человек в своей когнитивной деятельности исходит не только из полученных знаний, но и из совершённых ранее действий. Имеющиеся в теле воспоминания о движениях побуждают двигаться — и мысленно, и телесно к тому, что развивает это движение дальше, что даёт ему новый толчок, выводит на новый уровень. Или к тому, что является его очевидной противоположностью, чтобы после антитезы прийти к синтезу.

Из этого и рождается танец.

Созданное ранее движение, усвоенное ранее знание, одним словом, наше прошлое приводит к настоящему. Сложившийся в прошлом рисунок танца побуждает нас к настоящему соприкосновению с миром, а оно уже провоцирует возможное будущее.

Это свободный, импровизационный танец. И на мой взгляд, ближе всего к такому понимаю танца подходят современные свободные танцевальные практики (например, контактная импровизация).

Вы даёте импульс миру в своей когнитивной деятельности, мир отвечает вам, этот диалог и есть бытие вашего воплощённого сознание. С этой точки зрения наша жизнь действительно — танец. И тогда важнее всего становится слушание — слушание себя и своего партнёра. Наслаждение диалогом, который складывается, таким, какой он есть. Доверие. Опора. Взлёт.

«Основателями конструктивизма и идеи о том, что мир нужно рассматривать в качестве поля самоорганизующихся систем, были не только Матруна и Варела, но и их учитель Хайнц фон Фёрстер. Описывая отношения человека и мира, он предложил интересную метафору танца: человек не просто живёт и познаёт мир, созидает и творит его, но он как бы находится в танце с миром, где оба являются партнёрами, причём оба являются ведущими. То человек ведом, его ведёт мир, то он ведёт мир, а мир подстраивается под его па. Эта метафора танца, мне кажется, очень хорошо передаёт новое отношение человека к миру — отношение партнёрства и взаимного созидания

Энактивация — совершенно новый термин для отечественной эпистемологии. Энактивация — это вдействование человека в мир. То есть человек познаёт всегда только благодаря действию, именно через действие куётся интеллект, развиваются познавательные способности. Фон Фёрстер отмечал: «Хочешь познавать, научись действовать!» и «Действуй так, чтобы умножать возможности для выбора!»

…Франсиско Варела (1946-2001), заложивший основы новой концепции энактивированного познания в когнитивной науке, рассматривал понятие эмерджентности как абсолютно фундаментальное для постижения когнитивных процессов. Глобальное есть одновременно и причина, и следствие локальных действий. «Разум или суждения разума представляют собой нечто вроде вишни на пироге. Разум — это то, что продуцируется, порождается на самом последнем этапе непрекращающихся эмерджентных трансформаций сознания».

Е. Князева «Телесная природа сознания»

В этом прекрасном и бесконечном танце главным становится взаимное влияние. Всё есть следствие и причина друг друга. Глобальное — мир или Вселенная, и локальное — отдельное воплощённое сознание, вечно создают и воспроизводят друг друга, и так мир движется от начала к завершению, а потом снова к началу.

Сознание бесконечно воспроизводит и само себя в акте самонаблюдения, это можно называть термином «автопоэзис», рассказывание своей истории самому себе. Так же как в теле происходит обновление клеток через воспроизводство аналогичных, но, очевидно, в чём-то всё же отличных от изначальных (хотя бы исходя из теории неопределённости), так и сознание, рассказывая себе свою историю, воспроизводит её раз за разом с незначительными отличиями. Эти хаотичные, на первые взгляд незначимые отклонения и превращаются в перемены, в незаметные, но постоянные, в то, что мы называем диалектическим скачком.

Сознание повторяет само себя, чтобы не впасть в забвение, и повторяет окружающий мир, чтобы тот не перестал существовать. Это не солипсизм, это нечто неизмеримо большее. Мир не исчезает, когда вы отворачиваетесь от него, но вы исчезаете, когда отворачиваетесь от мира. Замирает танец, затихают истории. Акт наблюдения прерван, время подходит к концу.

Сознание — и разум, как его наивысшая из известных нам на нынешний момент ипостасей, созданы и создаются ради акта наблюдения и в его процессе. Наблюдение поддерживает статус-кво, сохраняет самотождественность наблюдателя, но в то же время постоянно меняет его, не оставляя возможности для остановки. В этом мире даже смерть вовсе не означает остановки, она лишь прекращает одно состояние и приводит к другому.

Это столь же верно для сознания, как части целостной системы «человек», так и для телесности, тела, которое делает то же самое. Воплощённое сознание наблюдает себя как телесность — в том числе и в первую очередь, познаёт себя как размещённое в окружающем мире и наделяет своё тело своими чертами. Система меняется целиком и одновременно.

В связи с вышесказанным интересным становится вопрос об одном из «вариантов бессмертия». Известный предмет обсуждения — возможность продления жизни вплоть до бесконечности, и фантасты и учёные уже давно обрисовали доступные нам возможности (наверняка, ни в одной не угадали; будущее всегда приходит неугаданным). Большая часть из них предусматривает «подмену тела» тем или иным образом, от киборгизации и перенесения сознания на машинный носитель до выращивания органов на замену. Если связь тела и сознания настолько тесна, если мы представляем собой холистичную систему, как повлияет на нас наличие неизменного тела (киборгизация) или его полное отсутствие? Окажемся ли мы в тупике, где акт наблюдения будет прерван? Что изменится в нас в таком случае?

«В теоретико-информационной парадигме тело осмысляется как информационный процессор, действенной становится гипотеза единства физического и психического состояний. Уже само движение информативно в прямом физическом смысле.

…Основные понятия, характеризующие сущностную природу человека, приобретают иной смысл. Сознание на холистическом языке мыслится как тончайшая энергия, проявляющая себя на разных уровнях материальности (телесности) разными способами. Отвечая на вопрос о локализации сознания в мозге, современная нейронаука делает вывод о распределённости сознания относительно пространственно-телесной организации мозга, наделяя сознание свойством эмерджентности. …При таком предположении сознание коммуникативно и в социокультурном, и в природно-космическом аспектах, его важнейшей функцией становится объединение глубинного и поверхностного, внутреннего и внешнего, физического и метафизического (на философском языке), земли и неба (на языке мифологии). Фундаментальная проблема психологии — как соединить сознание и бессознательное; сознание, подсознание и сверхсознание, — при холистическом подходе теряет свою остроту: не бессознательное, а внутренне-скрытые измерения сознания через каналы творческой интуиции участвуют совместно с внешне-личностным началом человека в творении мира объективированных форм.»

И. Герасимова «Трансформация телесности в музыкальных практиках»

Единственность существования человека, целостность его бытия, выделение частей в котором возможно лишь условно, лишь в каких-то конкретных целях, становится всё более захватывающей идей. Всё чаще и чаще люди обращаются к мысли, что такое понятие как «отдельность» чего-либо существует только там и только до тех пор, пока человек нуждается в нём, как в рабочем инструменте. Но жизнь протекает в единственности, жизнь холистична. Так же как все известные нам жизненные формы перетекают одна в другую — и в этом и состоит процесс осуществления, движения и развития жизни как единого феномена, так же и всё существующее в человеке в каком-то смысле перетекает друг в друга, и вот уже невозможно определить, где намерение становится движением, а движение рождает следующее намерение.

Мысль в этом процессе — рефлексивна. В этом её прямое назначение. Мысль — следствие осознания себя в мире и условного отделения от этого мира. Мысль — результат наблюдения за видимой и невидимой Вселенной, её элементами и их взаимодействием.

Сознание парадоксально, как и любая форма — оно лишь способ выражения целого, но, как и любая форма, оно стремится создать свои границы, очертить себя, отделить от того, чем является.

Это необходимый этап для перехода к следующему — к этапу возвращения к целостности. Обойдя весь виток спирали, мы переходим на следующий, возвращаясь к тому, с чего начали, но будучи уже совершенно иными.

Мы возвращаемся сегодня к пониманию того, что мы — часть бесконечности. Не «самая лучшая», не «самая худшая», может быть, даже не «самая необходимая», но без нас этот отсек Мультивёрсума был бы другим.

 

 

раньше | к оглавлению | дальше