Предисловие

Степень «воображаемости» реальности, которой люди окружают себя, достигла невозможного ранее коэффициента.

Это хорошая фраза для титров почти научного фантастического сериала. Пожалуй, я приберегу её для своего любимого сна про космическую субмарину.

И всё же: степень «воображаемости» реальности достигла небывалой ранее величины. Воображаемым стало всё, что раньше было материальным, даже святая святых экономики — средства производства. Люди производят воображаемый продукт из воображаемых вещей для воображаемых целей. Это называется «информация».

Всё, что появлялось в мире за последние столетия, работало на виртуализацию реальности. Так мы называем продукт нашего воображения — «виртуальность». А между тем, слово это обозначает вещи реально существующие — просто недолго, только тогда, когда на них смотрят, когда о них думают. То, что создано человеческим разумом и существует только в его рамках. Нечто производное от нас самих. Мы достигли практически уровня богов и наконец создали четвёртую среду обитания. Общую, совместную, коллективную. Мы уже не способны отрицать факта её существования.

Началось всё не вчера, не несколько сотен лет назад, напротив — уже в тот растянутый, диалектический момент времени, когда появились деньги, виртуальность подавала первые признаки жизни. Сегодня же созданные образы легко живут отдельно от своих создателей.

И у привычных вещей есть иное значение — истинное, потому что только оно объясняет настоящую причину их возникновения этих вещей. Это причина — стремление к виртуальности. Иллюзии — это основа разумной жизни.

Может быть, однажды иллюзии спасут Вселенную в момент окончания её существования. Но это далёкое и мало прогнозируемое событие. Пока с нас хватит тех вещей, что принимают нынче своё истинное значение.

Мы не замечаем перемен, потому что находимся в центре бури. Вокруг нас тишина — в расстоянии с локоть, а за ним — рушится всё. Это нельзя сдержать.

Это можно приветствовать, можно ненавидеть, можно пытаться приблизить, можно пытаться отсрочить, можно закрывать глаза, можно не верить, что это есть, можно просто не интересоваться этим. Всё, что угодно, кроме одной вещи: это нельзя остановить, не уничтожив нас всех до последнего.

И то неизвестно, может мы уже заразили наших домашних животных всей этой странной чепухой, известной нам под именем разума. Так что теперь она всё равно выживет и будет продолжать развиваться.

Как бы то ни было, наше взаимодействие с информацией привело нас туда, где мы стоим на пороге чего-то совершенно нового.

Стоим настолько близко, что можем даже попытаться поговорить об этом. Не совсем всерьёз, но всё-таки…

 

 

раньше | к оглавлению | дальше