Младшие Арканы. Семёрки

Формула:

7 Жезлов — −1/2 огня / действий/решений / огонь, присыпанный песком.
7 Чаш — −1 воды / чувств/отношений / вода, испаряемая огнём (кипящий поток).
7 Мечей — −1/2 воздуха / разума/творчества / воздух, утяжеляемый водой.
7 Дисков — −1 земли / ресурсов/транзакций / земля, высушиваемая воздухом.

 

Все Семёрки имеют оттенок рассеянности — растяжения, распределения по пространству, утончения и от того — траты сил на нечто ненужное (внешне), не результативное, но необходимое для текущего момента. Оттенок препятствия, задержки, ошибки, которая становится необходимостью для дальнейшего пути.

Семёрка Жезлов. Огонь, присыпанный песком

Спор воздуха и земли теряет остроту, ветер затихает, уходит. И песок присыпает огонь. Хотя тот уже разгорелся, и песком его не засыпать, это всё же ощутимо мешает его ровному горению. Вместо того, чтобы стремиться вверх и вширь, разгораться, заявлять права, огонь вынужден сосредотачиваться лишь на поддержании текущих достижений. Он учится рассчитывать силы, соизмерять ресурсы; он познаёт стремление и равновесие; терпение и умение не сдаваться, не терять надежды, быть храбрым, быть готовым к обороне в любой момент. Учится тому, что сила и энергия определяются не тем, как много ты можешь захватить, а тем, как много ты можешь удержать. И эта борьба кажется бесконечной. Здесь нет отдыха.

Семёрка Жезлов — карта повседневности. Завоевание всегда сменяется удержанием. После великих достижений наступает время защиты достигнутого. Большой корабль каждый день даёт мелкие течи, в большом здании каждый день ломается какая-нибудь мелочь, большое государство подкашивает вал «проблем на местах». Чтобы противостоять изматывающим мелочам нужны большая выдержка, смелость, оптимизм и вера в себя и в лучшее — чтобы малые опасности не стали одной большой. Так что Семёрка Жезлов — это также карта смелости, уверенного взгляда в будущее. Карта человека, который не сломается при неожиданных потерях, нападениях, препятствиях, но будет искать выход. Будет сражаться с тем, что встанет против него, даже если силы врага будут казаться превосходящими.

П.п. говорит о том, что однажды пушинка переломит хребет верблюду. Что человек находится на грани, и очередная мелочь может стать роковой и опрокинуть его на землю.

Семёрка Чаш. Вода, испаряемая огнём (кипящий поток)

Волшебный свет, к которому стремится подземная река, свет, который она не встречала раньше никогда, — это огненное озеро. Один из последних этапов перед тем, как река вернётся на прерванный (как кажется) когда-то путь. И это препятствие, способное погубить всё. Река, под землёй вновь набравшаяся сил, бурная, полноводная, следуя над краем расселины, где живёт подземный огонь, опять начинает терять воду, испаряться. Горячий туман заполняет подземные своды. Но всё же, средь этого пара, огня, река следует дальше, малыми потоками огибает камни, поднимается туда, где она ещё не была. Впереди неизвестность, но только в ней может быть спасение. Пусть волшебный огонь оказался опасной иллюзией, он всё же выводит реку на верный путь. Все известное река уже видела, и это не принесло ей блага. Впереди прячется цель, ещё неведомая ей, но достойная того, чтобы пытаться её достичь.

Семёрка Чаш — карта огромных возможностей, каждая из которых — мираж. Здесь человек будто застывает перед безграничностью своего выбора. Упиваясь возможностями, он теряется или даже пугается поначалу, но вскоре всё равно очаровывается ими и идёт за какой-либо из них. Но что бы ни произошло, он никогда не добьётся того, за чем отправлялся в путь. Эта цель изначально была ложойа, была не тем, чем он её считал, не солнечным светом, а огнём. Природа, в общем-то, одна, а результат разный. Человек вступает на путь за тем, что он посчитал мечтой, но достаточно быстро оказывается в тумане. Иллюзия уже открыла свою природу, туман уже скрыл всё остальное, и человеку приходится только продолжать движение наугад. Однажды это упрямство, отчаяние и смелость приведут его к истинной мечте. Так что это карта ошибочной цели, ведущей к незнакомой пока истине. Странная, опасная, но дорога к гармонии Алхимической пропорции.

П.п. говорит о том, что человеку не хватает решимости; он либо совсем не тронется в путь, либо в тумане остановится и в страхе будет ждать неведомо чего. Река навсегда останется под землёй.

Семёрка Мечей. Воздух, утяжеляемый водой

В своих путешествиях воздух тоже начинает «видеть свет». То, что он искал, — часть себя, светится для него в ночи, как маяк. В огромном море, на дальнем острове — самая недостижимая цель, но только не для воздуха. Он способен перемещаться когда и куда угодно. В этом есть доля истины. Но бросившись, не разбирая дороги, не раздумывая, путём самым коротким, воздух забывает о том, что ныне его передвижения зависят от воды и земли, от их соотношения и сотрудничества. И полёт над морем, необдуманный ход, поспешное решение, приводит к тому, что в воздухе становится слишком много воды. Слишком много водяного пара, слишком трудно перемещаться, и слишком далеко — всё ещё — истинная цель. Бросившись вперёд, воздух упускает из виду возможную опасность; и, хотя он всё ещё способен передвигаться, вода утяжеляет его всё больше, и сил у него всё меньше.

Семёрка Мечей — карта необдуманности. Человек, ослеплённый мнимой доступностью цели, не особо задумывается над путями её достижения. Он идёт самой очевидной дорогой, следует первому, возможно, самому простому плану. Простому не потому, что он прост в исполнении или примитивен, но потому лишь, что он основан на простейшем допущении, не имеющим отношения к реальности. Так на традиционной карте человек решает лишить противника обороноспособности, просто-напросто украв его оружие — только мечи, наверняка не все, оставляя к тому же палицы, луки, кинжалы — и военачальника.

Зачастую в творчестве, в размышлениях, в работе мы пытаемся идти слишком очевидными путями, полагая их вершиной хитрости. Но все эти пути хожены другими — и безрезультатно.

В прямом положении влияние Повешенного превращает карту в испытание, трудную науку, то, что отнимет время, едва не кончится плачевно, но в результате заставит заняться делом по-настоящему, забыть о примитивных путях и уловках.

П.п. говорит о полной катастрофе: уловка приведёт к масштабным неприятностям, которые будут аукаться ещё долгое, долгое время.

Семёрка Дисков. Земля, высушиваемая воздухом

Перемены, происходящие с землёй, так долги, что порой кажется, будто и нет их вовсе. Но всё же, тысячи лет спустя, они дают о себе знать. Смещаются вектора, движутся магнитные полюса, солнце греет иначе, луна приближается или удаляется, вода находит иные ходы. И меняется роза ветров.

Туда, где было болото, приходит ветер. Он всё сильнее и злее, и всё быстрее бежит время. И болото начинает высыхать; лишняя вода уходит. Остаётся богатая энергией жирная почва, продукт тысячелетнего брожения — повторяющегося замкнутого цикла. Но теперь здесь начинают расти иные растения, жить иные животные. Мир меняется с такой быстротой — относительно прошлого, что не уследить за переменами. Застой становится пищей новому движению.

Семёрка Дисков — карта очищения мыслей. Это знак того, что человек, только что занятый «гонкой повседневности», останавливается и смотрит на дело рук своих. Вне зависимости, успешно оно или нет, нравится ли ему результат, сколько сил было в него вложено, человек отводит глаза. Он смотрит в небо, он видит мир таким, какой тот есть — маленький тусклый геоид в бескрайней тьме. И когда человек снова смотрит вокруг, он понимает, что его счастье в ином. Его терпение и труды дали результат, но теперь другие будут заботиться об этом «розовом кусте». Человек теперь может смотреть поверх настоящего ясным взором.

Это особый, светлый момент сознания, что нынешняя твоя жизнь уже не измеряется категориями «плоха/хороша» просто потому, что она не твоя. Ты занимаешь не своё место и занимаешься не своим делом, тратишь себя не на то, что хочешь. Обычно после этого человек так или иначе меняет жизнь.

Однако п.п. говорит о том, что человек уже так завяз в болоте, что сам не способен выбраться. И даже не всегда способен осознать свои же собственные отчаяние и желание выбраться, а если пробует бежать, то начиная барахтаться, вязнет ещё больше. Здесь он нуждается в помощи и поддержке (и не всегда может их попросить), хотя бы образце для подражания, хотя бы надежде.

Таро Лабиринта и Игры

Семёрки — время Возрождения, включая ВГО и начало галактики Гутенберга. Время, когда прошлое, возвращаясь, становилось искажённым, терялось и понималось неправильно. Не возрождалось, а становилось материалом для доказательств новых мыслей. И будущее, называя себя преемником, заимствовало из прошлого лишь слова, давая им новые значения.

Жезлы. Человек на борту «Марии-Галанте»; впрочем, это может быть и другой подобный корабль. Вторая экспедиция имела целью уже начало колонизации новых земель, дело в этом. Прийти в новый мир было относительно просто, но дальше требовалось его удержать. Человек стоит так, что детали снастей, лестницы, борта образуют шесть жезлов, перекрещивающих перед ним пространство. Это испытания, которые ещё придётся преодолеть. Седьмой жезл — ружьё в руках человека.

Чаши. Юноша, наблюдающий в окно за улицей, по которой проходит красивая девушка в сопровождении служанки. Две женские фигуры освещены солнцем, кажется, что девушка — это мираж, созданный светом. В комнате человека на столе — бумага и чернила. Девушка останется для него иллюзорной мечтой. Его стихи станут бессмертными, его пером будет двигаться та же любовь, что движет солнце и светила.

Мечи. Художник заканчивает миниатюру: человек в центре лабиринта. Но истинное значение лабиринта было забыто, принципы его построения и вложенный в них смысл стёрлись. Художник додумывает смыслы, идя по очевидному пути. Его лабиринт — это путаница, персонаж проходит по стенам, опасаясь падения, и ведёт его вера в Бога. Художник лишён красоты истины, он обманывает сам себя.

Диски. Мальчик в конторе отца — нотариуса, законника, окружённый свитками с делами, книгами по юриспруденции. Но учиться праву ему скучно и, пока отец занят, на обратной стороне свитка он рисует удивительно точный портрет клерка напротив.

 

 

раньше | к оглавлению | дальше