Луна

lune_18 lune_dodal

Восемнадцатый Аркан Таро Луна называется также Сумерки. Его смысл, таким образом, двойственен; мы показали в другом разделе — см. Prima materia и особенно рисунок из трактата Зосимы — что Луна в вечерних сумерках есть обозначение Меркурия [Луна в первой четверти], тогда как Луна на рассвете представляла бы алхимическое серебро, то есть Соль Парацельса [иначе называемую белой Серой, или мышьяком по Джабиру (Джабир ибн Хайян Абу Муса, он же Гебер, 721-815, арабский физик и алхимик) ]. Кстати, мы говорили об этой карте как об увядании духа в материи: это не ошибка. Посвящённая ртутному знаку, Раку, которого может видеть внизу карты, она есть также знак наиболее полного растворения: последнее уже началось в знаке Льва и скоро достигнет своей вершины в знаке Близнецов (алхимический зодиак / zodiaque alchimique). Восемнадцатый Аркан, кажется, показывает Луну в величии, в момент первой четверти, что означало бы, что это тема Ртути, но мы высказывает это лишь как чистое предположение. Однако, факт, что мы видим двух собак, противоречит этой гипотезе: те две собаки нам хорошо известны. Та, что слева, есть собака (сука), собака Армении, в голубом цвете; та, что справа, это пёс, что пришёл из Корасена, см. выше [и Atalanta, XLVII]. Речь идёт о двух природах — металлической и минеральной. Рассмотрим теперь Луну: её диск голубой; и мы бы с удовольствием увидели бы пепельный свет, о котором мы говорим в Atalanta, XLV. Кажется, что 29 лучей исходят из звезды: 7 голубых, 7 белых и 15 красных. Это более-менее близко к последовательности цветов в делании [о символизме числа 15 см. Телохранители; Меркурий; Легенда о Зигфриде]. Также капли, кажется испускаемые звездой, распределяются на 8 голубых капель, 6 красных и 5 жёлтых. На заднем плане мы замечаем две зубчатые башни, одна из которых голубая, вторая — жёлтая. Мы бы усмотрели в этой картинке иной образ Божьего дома: падающие персонажи замещены собаками; на месте одной башни две; на месте молнии Луна [то есть Ртуть]. Наконец, на месте сфер — капли. Добавленный элемент — это Рак и ртутная вода. Комментатор Аркана добавил:
«Таким образом, Луна есть место пребывания людей между бестелесностью и второй смертью, которая есть прелюдия к новому рождению.»
Можно только подписаться под этим заявлением, поскольку оно в точности обрисовывает путь Серы между моментом, когда она смешивается с другими элементами в тигле, и моментом, когда вот-вот начнётся коагуляция ртутной воды, трактуемая как реинкарнация и новое рождение Феникса [см. «Поэму о Фениксе»]. Мы увидели в каплях души; мы можем дать и альтернативное объяснение: эти капли формируют минеральный пот. Действительно, почти все тексты указывают на значение того, что есть излечение Ребиса от его «водянки», то есть от избытка воды. Термин «вода» здесь не подходит и должен быть заменён на термин «влага». Лэмбспринк (Lambsprinck; псевдоним автора одной из книг-загадок — «Книга Лэмбспринка», посвящённой алхимии) показывает это на figure XIV из De Lapide Philosophorum; Михаэль Майер посвящает этому сюжету и эмбл. XLVIII, и свои Atalanta fugiens. Итак, эти алхимики настаивают на профилактике и лечении «водянки», что не позволяет совершиться коагуляции ртутной воды, от чего зависит кристаллическая трансформация материи. И это лечение обязательно требует, чтобы огонь был раздуваем в последнее время третьего этапа Делания; также не в этом ли причина того, что художник, вырезавший гравюру Восемнадцатого Аркана, изобразил одновременно первую четверть, Ртуть, и 29 лучей герметической Луны, что горит без огня в эпоху Летнего зноя, достаточно чётко обозначенную двумя воющими собаками. Внимательно поразмыслим над следующими словами Василия Валентина:
«Посредством доброй услуги искусства (делания) и настойки белого серебра, чистый белый цвет показывается в магнитной форме этого уникального существа, где мы находим первую сущность золота. О вы, ораторы высокого таланта, где вы находите ваш голос, чтобы объяснить эту тайну, и вы, разочаровывающие испытатели природы, о лекари, на что нацелена ваша доктрина? Как похитить вашу уверенность в том, что из других стран нужно доставлять нечто, чтобы излечить водянку и прочие лунные болезни? Вы узнаете, что речь моя для вас слишком темна, и если это так, зажгите свет элементарный, ищите и не стыдитесь подружиться с Вулканом, и не печальтесь о работе. Так, с божественного разрешения, вы откроете, что дух серебра содержит в себе свойство лечить и связывать водянку […]»(«Трактат о естественных и сверхъестественных предметах»)
Вот как понимают символизм этих капель минерального пота; Джон Ди, в Monade Hiéroglyphique, в начале книги также непосредственно обращается к этому сюжету:
«…наши Элементарные линии, которые производятся непрерывным падением (подобно потоку) капель (stillae) (как физических точек) в нашей Магической механике». (Теорема VIII)
Также посмотрите Atalanta, XXXVI. Ещё одно слово: три цвета капель напоминают о трёх сублимациях, о которых говорит Альберт Великий в «Сумме о творениях»:
«Водная субстанция имеет лишнюю влажность. Легко удаляется ртуть из водных и земных примесей путём сублимации и промывания кислотами».
Речь идёт об Очистителях Николя Фламеля; другие алхимики говорили о гидрофизии Серы — Александр Сетон / Alexandre Sethon, Михаэль Майер или Лэмбспринк, как мы уже говорили выше. Пот упоминается также в таких текстах как Bergbüchlein («Рудник»), который косвенно связан с миром алхимии:
«Есть ещё иные, что утверждают, будто металлы не происходят от ртути, поскольку находят много связей с металлическими рудами, но мало с ртутью; на месте ртути они предполагают материю жидкую, холодную и склизкую, без какой-либо серы, что происходит из земли как пот и через которую путём соединением с серой, все металлы происходят.» [LE PREMIER CHAPITRE De l’origine des minerais, soit d’argent, d’or, d’étain, de cuivre, de fer ou de plomb — О происхождение руд, или серебра, золота, олова, меди, железа или свинца]
Эта материя ничто иное как та, о которой говорит Эли де Бомон (Жан Батист Арман Луи Леонс Эли де Бомон / Jean-Baptiste Élie de Beaumont, 1798-1874, французский геолог) в «Происхождение вулканов и рудных гор» / Emanations Volcaniques et Métallifères [см. Mercure de Nature], или та, о которой упоминает Жан-Баптист Робине (Jean-Baptiste-René Robinet, 1735-1820, французский философ-натуралист) в «Природе». Вот что он говорит об этом:
«Этот сок был у древних ничем иных, как несущей части земли более или менее крупные водой, которая застывала, высыхая. Он стал, у современных исследователей, кристаллической материей, остекленевшей землёй, песком с очень тонкими кристаллами, мутной кислотой, коагулирующей с металлическими и соляными частями. Этот сок, каким бы он не был, размещённый в различных пластах земли, формирует там кристаллы и драгоценные камни, гальку и мрамор, песчаник и обычные камни…»
Это сок, что составляет само вещество этих капель, что мы видим на Восемнадцатом Аркане. Карнейру пишет:
«Её [Луны] цифра соответствует согласно кабалистическому сложению Аркану Отшельника, и очевидно Луна отражает меланхолию последнего».
Не входя в кабалистические подробности — скорее кабала нам здесь не подойдёт — которые нам кажутся софистическими: правда в том, что алхимики всегда говорили, что их Βασιλευς был создан по вечерней росе; и здесь есть отсылка к Отшельнику и, косвенно, к Офферусу, который нёс ночную стражу, отсюда и фонарь (на карте Отшельника). Здесь ещё рисунки Додаля и Нобле могли бы ввести в заблуждение, не соблюдая ни число капель, ни их цвет. Только рисунок Николя Конвера [см. Звезду] соответствует герметическим традициям. Карнейру написал золотые слова:
«Надёжные башни и соответствующим им собаки представляют два принципа Делания, что питают наш Белый камень, ибо Ребис должен быть твёрдым и кристаллическим в этой фазе. Вот также один из смыслов рака: его жёсткий панцирь, символизирующий кристаллизацию, напоминает нам об этом состоянии. Второй смысл рака, определённый через его Красный цвет, указывает, что Лунный камень, в данном случае обозначемый Голубым водоёмом, содержит потенциально внутри себя Солнечный камень, нашего Ребиса».
Надо бы здесь поговорить о коралле, эквивалентном панцирю рака, упоминаемому Карнейру. Многие алхимики говорили об этом; но тот, кто действительно заставляет увидеть всю важность коралла, — это Михаэль Майер в своей эмбл. XXXII из Atalanta fugiens. Что касается солнечного камня, то мы подходим к нему.

раньше | содержание | дальше