Алхимическое Таро. Введение

Жерар де Нерваль (Gérard de Nerval; настоящее имя — Жерар Лабрюни, 1808-1855, французский поэт-романтик) в своих сборниках, а точнее в сонетах «El Desdichado» и «Artémis» соединил в возвышенном узоре свои знания о классической алхимической символике и картах Таро. Образцами для него были Дом Пернети (Antoine-Joseph Pernety; Анутан-Жозеф Пернети, 1716-1796, бенедиктинец, алхимик, основатель тайного общества в Авиньоне), автор «Словаря мифо-герметичного» (1758) и «Египетских и греческих мифов с объяснением иероглифов Троянской войны» (1786) [Пернети также написал и другие труды, такие как «Карманный словарь волшебной живописи»]; а также Кур де Жебелен (Antoine Court de Gébelin; 1719 (возм. 1725) — 1784) — французский учёный и оккультист), который в восьмом томе «Первобытного мира» (1781), в разделе из 50 страниц, озаглавленном «О колоде Таро», описал аллегорические фигуры, помещённые на карты, и дал им интерпретацию. Жорж ле Бретон резюмировал эти исследования в небольшом примечательном труде «Нерваль, «алхимический поэт»; Ключ Химер; «Словарь мифо-герметичный» Дома Пернети [Предисловие Max-Pol Fouchet, издательство Curandera, 1982]». Два Интернет-сайта разместили две работы Дома Пернети — «Библиотека чудес», «Герметизм и алхимия». Ле Бретон [не стоит путать его с однофамильцем, написавшим «Ключи философии алхимической медицины» (Clefs de la Philosophie spagyrique) 1722] дал несколько выдержек из сочинения Кура де Жебелена. Они показывают, что Жебелен использовал для Таро точно тот же метод, что Пернети — для египетских и греческих мифов, особенно явно сходство в постоянных отсылках к Египту у обоих авторов. Алхимики, в конце концов, убедились в герметическом значении Таро, закреплённом в их Искусстве. Так в «Двух логиках алхимии» Э. Канселье (Eugène Canseliet, единственный ученик Фулканелли, «последний алхимик»; Фулканелли — самый известный алхимик 20-го века, чьё настоящее имя осталось неизвестным, его наиболее известные произведения — «Тайна соборов» (в нашем переводе «Тайны готических соборов») и «Философские обители»; фактически источником большинства сведений о Фулканелли является его ученик Канселье) пишет: «В конечном счёте, это не передаёт всей ценности истинной философской загадки той карты Таро, что открывает, не имея номера, серию из двадцати двух фигур. Одетый в традиционный костюм, ассоциируемый с придворными шутами, Дурак, персонификация Ртути как алхимического элемента, бредёт по дороге и чувствует, как кто-то тянет его за штанину, и обнаруживает, что у него есть преследователь…» [цитируется по книге «Два пса», стр. 281].
Чтобы уловить аллюзию Канселье и суть аллегории, так сказать, посмотрите на раздел, посвящённый Ртути (Меркурию) с изображением маленького человечка. Но посмотрите сперва, что такое колода Таро, забегая для этого вперёд: это, без сомнения, самая старая колода карт, создавшая мир символов. Со времён Кура де Жебелена в 18-ом веке было создано множество теорий её происхождения: из Китая, из Индии, из Египта и даже как атрибут Тота-Гермеса. Как бы то ни было, Таро использует достаточно чёткие средневековые образы, связанные прежде всего с христианством. Отсюда, быть может, достаточно странная чёткость перекрёстных связей, которые установились между некоторыми Арканами и алхимией; для других связь нельзя выделить сразу. Многие фигуры Таро не более чем средневековые аллегории: например, Восьмой Аркан Умеренность. Колесо Фортуны, Десятый Аркан — это сюжет, заимствованный из романских витражей. Другие связи этого рода могут быть обнаружены без особого труда.

Прежде чем перейти к нашей алхимической интерпретации Таро, мы приводим некоторые предваряющие размышления о происхождении колоды Таро, почерпнутые в двух выпусках «Magasin Pittoresque» (под редакцией г. Эдуарда Шартона, 1880). Эти тексты следуют за текстом о Таро, который нам показался одним из самых ясных, что мы смогли прочесть по этой теме. Это выдержка из «Зеркала Магии» Курта Зелигмана (Fasquelle, 1956) (Kurt Seligmann; 1900-1962, швейцарский и американский художник-сюрреалист, график и писатель), с нашими комментариями. Наконец, мы включили таблицу Папюса, взятую из его интерпретации Цыганского Таро, которая даёт представление о существующих фундаментальных различиях между эзотерической или теософской интерпретациями по отношению к пониманию с точки зрения герметичного знания, используемого в алхимии, такого как метод Фулканелли.

раньше | содержание | дальше