Скользящая

Жизнь Селесте состояла из фрагментов.
Прибрежный город, засыпаемый вулканическим пеплом, когда ветер дул с юга.
Лунные заводи с тёмной водой, вздыхающей на рассвете и цветущей на закате.
Бесконечный лабиринт лестниц, коридоров и уровней города, ютящегося в холодной пустоте вокруг огромной горячей скалы.
Зеркала, объединяющие небесную твердь и равнины, по которым ходят гигантские древние животные.
Чёрная пустыня, где поднимаются к небу остроконечные, искрящиеся магией каменные башни.
Она перемещалась от радуги к радуге, от дождя к дождю, от ночи к утру по разным мирам. Где-то жила долго, где-то оставалась на час.
Селесте давно позабыла, как началось её путешествие, а может, и не было у него начала, может быть, длилось оно от одного края вечности до другого. И поскольку за одним миром всегда находился другой, она думала, что её путь никогда не закончится. Мир за миром, миг за мигом, таяли на губах снежинки, дрожали пальцы на холодном ветру, дождь скользил по волосам, годы вращались в колесе, и она шла всё дальше и дальше.
Она никогда не думала, что должно быть иначе.

***

Кем он был? Воином, пастухом, горожанином? Из мира магии или науки?
Кем бы он ни был, именно он решил убить дракона.
Дракон появлялся неожиданно, в разное время: раскрывалось пространство, как прореха расползается в ткани, и чудовищное существо, собранное как попало из когтей, клыков и крыльев, щупальцев и глаз вылетало из тьмы запределья и кружило над городом, выискивая добычу. Похоже, дракон точно знал, кого хочет найти.
Та, за кем чудовище охотилось, не просила у героя помощи; но дело было не в её просьбах, дело было в его природе — он родился, чтобы убить дракона.
И настал день, когда герой вышел на бой, один на один, с мечом или бластером, с лирой или посохом, кто знает.
Некому рассказать.
Он сразил дракона, потому что герой всегда побеждает. Так устроены все миры во Вселенных. Рано или поздно, герой сражает дракона.
Но герою не устоять, когда бой закончен и наступают последствия.

***

Селесте влюблялась в каждый мир, в которой попадала: все они казались ей прекрасными.
Часть из них были населены. Люди ей нравились, хотя иногда казались странными. Но все странности она принимала как должное.
Когда она уходила, люди, должно быть, всегда догадывались, с кем имели дело. Иногда даже пытались её отыскать. Они посылали за ней погоню: и чёрных рыцарей, и военные экспедиции, и машины-убийцы, и странных существ, созданных из хаоса и пустоты.
И всегда находились герои, избавляющие её от преследователей. Селесте точно знала: герои есть везде, и они готовы к подвигу. Она была им искренне благодарна, но это ничего не меняло. Она всё равно уходила, такова была её природа – такой она родилась. Уходила, оставляя взамен жителям чувство щемящей грусти, а с собой забирая часть мира на память.
Очень большую часть.